Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:38 

Hela
«Вначале вас не замечают, затем над вами смеются, затем с вами борются, а затем вы побеждаете».
Автор: Frau Hela
Название: Девять лет спустя…
Персонажи: Колин Фаррелл, Джаред Лето, Джонатан Рис-Майерс и еще очень много знакомых лиц и персонажей
Жанр: джен, драма
Рейтинг: PG-13
Предупреждение: ООС, АУ, смерть разных известных личностей, смешивание всех и вся

Глава 1
Алкоголики и тунеядцы


Ноябрь, 2013 год
Глоток… Еще один последний глоток, и он уже выбросит эту чертову бутылку с твердым намерением больше никогда к ней не прикасаться. Ни к ней, ни к другой ей подобной. И, наверное, поэтому этот последний глоток кажется таким вкусным, словно последний глоток воздуха, после которого наступит смерть…

Джонатан глотнул пива и затуманенным взглядом покосился на бутылку. После двух курсов лечения от алкогольной зависимости ему нельзя было пить. Вообще. Но он тешил себя мыслью о том, что пиво было слабоалкогольным, и что он выпил всего пол бутылки. Кроме того, у него наверняка хватит мужества не допить ее до конца. Конечно хватит, ведь он же добровольно оба раза ложился на реабилитацию, а значит у него были силы бороться с собственными пороками.

Рис-Майерс вздохнул, поставил бутылку на стол перед собой и, подперев голову руками, устремил взгляд на объект своей роковой зависимости. Сквозь темное стекло мелькали последние годы его жизни: пьяные дебоши в аэропортах, аресты, скандальное расставание с женщиной, которую он любил долгие годы, попытка самоубийства, смерть матери… Именно с посленим все и началось. Мамы не стало, и жизнь слетела под откос. И хотя он по-прежнему снимался, любимое дело больше не приносило желанного удовлетворения и успокоения, либо успокаивало только на какое-то время, до тех пор, пока съемки не заканчивались, а он вновь не оставался один на один со своими демонами.

Хотя последний месяц все было не настолько плохо. Джонатан прокручивал воспоминания прошедших недель, с удовлетворением осознавая, что у него не было мыслей о суициде, он не учинил ни одного скандала в общественном месте и не испытывал желания выпить…

Не испытывал, до сегодняшнего утра.

Рис-Майерс взял со стола свой мобильный телефон и, наверное, уже в сотый раз перечитал полученное накануне вечером смс, самое обычное смс рекламной рассылки. С одним только «но»: он не был подписан ни на какую рассылку. Да и текст сообщения показался ему каким-то странным. Джонни не спал почти все ночь, перечитывая его вновь и вновь, сам не зная почему оно настолько взбудоражило его. А на утро первым делом отправился в самую неприметную забегаловку недалеко от отеля, в котором остановился, так чтобы не попасться на глаза ни одному папарацци, заказал себе завтрак и слабоалкогольное пиво, то самое, которое осталось наполовину недопитым в темной бутылке.

Рис-Майерс закрыл приложение для смс и открыл телефонную книгу. За последние годы он сменил несколько телефонов, но всегда скрупулезно копировал свои контакты со старого на новый, даже те, которыми давно не пользовался. И потому в его телефоне накопилось огромное количество имен людей, с которыми он не общался уже очень долгое время и возможно уже никогда не позвонит им. Среди этого списка было одно, которое Джонатан неизменно относил с категории именно таковых, тех, кто оставались словно тени его давно ушедшего прошлого. С некоторыми из них его связывали приятные воспоминания, с некоторыми не очень. Имя, на которое он смотрел уже несколько минут, вызывало у него весьма противоречивые чувства. Во-первых, они с этим человеком никогда особо и не дружили, если не сказать, что недолюбливали друг друга. Во-вторых, он никогда не звонил этой персоне и потому был уверен, что его звонок высветится лишь номером на дисплее телефона абонента, а вовсе не именем. И по голосу его вряд ли узнают, так что придется еще объяснять кто это. А в-третьих, Джонни смутно представлял себе реакцию этого человека на его звонок, что было частично вызвано бессонной ночью и небольшим количеством алкоголя, а частично нежеланием представлять себе перекошенною физиономию того, кому он собирался позвонить.

Рис-Майерс вздохнул и положил телефон на стол перед собой. В ту минуту он больше всего хотел понять, что он делает и зачем. В это время бармен включил телевизор, висевший над барной стойкой, и Джонни невольно обернулся на громкий звук, раздавшийся в полупустом кафе. Один из каналов передавал репортаж с прошедшей недавно премьеры какого-то очередного фильма. Название фильма Рис-Майерс прослушал, зато увидел улыбающееся лицо Натали Портман в белом платье. Она лучезарно улыбалась, заставив Джонни позавидовать: мисс Портман была счастлива. Она не сидела над телефоном и не мучилась дилеммой позвонить или не позвонить типу, которому когда-то безумно хотелось набить слащавую морду. «Хорошо, что не подрался с ним», - с облегчением подумал Джонни и отвернулся от телевизора.

Говорят, прыгнуть в пропасть легко. Достаточно сделать только один шаг. У Джонатана Рис-Майерса, мучительно смотрящего на свой сотовый, было ощущение, что он действительно вот-вот прыгнет в пропасть. Легко… Всего шаг… Один роковой шаг… «Я скажу, что был пьян… - мелькнуло у него голове, пока он брал телефон в руку, легко касался пальцем чувствительного дисплея и прикладывал его к уху. – Мне поверят».

В трубке послышались гудки, которые, казалось, длились вечность. А потом абонент ответил.
- Привет, Гефестион, - Джонни знал, что назвать его так было верным способом разозлить, хотя чтобы разозлить достаточно было просто позвонить и напомнить о себе.

На противоположном конце не раздалось ни звука.
- Джаред? – Рис-Майерс прислушался.
- Какого черта?! – послышался раздраженный голос.
- Я тоже рад тебя слышать, - Джонатан снова начал улыбаться. – Я тут, это, позвонил… чтобы узнать, как твои дела.
- Вот я и спрашиваю, какого черта?
- Я немного выпил с утра… - он запнулся, чувствуя, как у него внезапно начала кружиться голова. – Мне, правда, врачи запретили, но… Мне это было необходимо. И я подумал, что пиво слабоалкогольное, эффекта все равно не будет… Но кажется я ошибался.

Ответа не последовало.
- Лето, ты там? – уже настойчивее спросил Джонатан.
- Я тебя слушаю, - прозвучал сдержанный ответ.
- Правда? Здорово, - Рис-Майерс широко улыбнулся. – Если честно, я думал, что ты меня не узнаешь… Или не станешь со мной разговаривать…
- Зачем ты выпил?
Спокойный вопрос застал Джонни врасплох.
- Тут… случилось кое-что, - он вздохнул. – Мне пришло смс сообщение…
- С напоминанием мне позвонить?
- Нет. С рекламной рассылкой… Это странно, потому что я не подписан на рассылки. Более того, я плачу деньги телефонной компании, чтобы они оградили меня от всего такого. Ну, ты понимаешь, вовсе не хочется получать по сотне бесполезных сообщений в день.
- Понимаю.
- А тут эта смс… И текст какой-то странный…
- Что написано в смс?
- Про новый фильм Колина «Зимняя сказка», предлагают сходить по ссылке и посмотреть трейлер, а ниже пишут, что он в этом фильме до смерти хорош… Это ведь неправильная фраза – «до смерти хорош». Так ведь не пишут в рекламных рассылках, верно?

Молчание в трубке.

- Я знаю, - продолжил Джонни. – Ты сейчас думаешь, зачем я позвонил тебе, а не позвонил Колину… Я звонил, честно. Всю ночь. Но он не доступен, и я не знаю, где он сейчас. Вроде должен был быть в Нью-Йорке. Я немного порыскал в сети в его поисках, потом посмотрел трейлер… Я оставил ему сообщение на автоответчике. Он должен был перезвонить. Он всегда перезванивает… И тогда я подумал о тебе, подумал, может, ты знаешь, где он… Ты сейчас вообще где?
- Я сейчас в Амстердаме, и здесь только 7 утра, - судя по голосу, говоривший с трудом сдерживал сильное раздражение.
- Извини, если разбудил.
- Я не спал.
- Почему?
На линии повисла пауза.
- Я вчера получил точно такую же смс, - голос Джареда прозвучал с глухой обреченностью. – С рекламой трейлера. Майерс, «до смерти хорош» это неправильная фраза. В рекламных рассылках так не пишут.
- Где Колин?
- Я не знаю где Колин. Мы не общались и не виделись уже 2 года.
- Ты звонил ему?
- Он не доступен. Он должен был быть в Нью-Йорке, но это там нет, определенно.
- И что теперь делать? – Джонатан почувствовал, как начал проясняться его затуманенный мозг. – Я сейчас в Лондоне, но мне здесь больше нечего делать. Может, я прилечу к тебе в Амстердам?
- Вообще-то у меня сейчас концертный тур, - вздохнул в трубку Лето и умолк на несколько минут. – Я заказал себе билет до Нью-Йорка…
- Я понял, - на лице Рис-Майерса заиграла улыбка. – Тогда увидимся в ДжейЭфКей.
- Наверное… - на противоположном конце снова устало вздохнули.

Париж, Франция. 2 годами ранее
Набитый до отказа концертный зал бурлил в предвкушении феерического шоу. До начала концерта оставалось всего ничего, и Джаред Лето на пару мгновений замер за кулисами, чтобы поправить костюм.
- Все готово, - услышал он над ухом голос Шеннона.
- Отлично, - Джаред провел рукой по поверхности своей гитары. – Сегодня мы зажжем!
- Угу, - поддакнул ему старший брат. – А твой гость в гримерке, он так и будет там сидеть?
- Что? – он поднял на Шеннона удивленный взгляд. – Какой еще гость в моей гримерке? Кто его туда пустил?!
- Я пустил, - старший Лето широко улыбнулся. – Он очень сетовал на то, что не успел увидеть тебя до концерта.
- Ты… ты о чем?.. Точнее о ком?..
- Ребята, через минуту ваш выход! – к ним подошел один из администраторов, лишая Джареда возможности как следует расспросить брата.
- Расслабься! Вот он, - Шеннон указал младшему рукой вдоль коридора. – Видать, не успел купить билет на концерт, - он усмехнулся. – Я сказал администрации, что он послушает нас отсюда.

Джаред обернулся и к собственному огромному удивлению увидел стоявшего неподалеку Колина Фаррелла, который слегка улыбался и с неудовольствием посматривал на шнырявший вокруг обслуживающий персонал концертного зала.
- Колин?! – удивленно пробормотал Джаред.
- Ребята! На сцену! – настойчиво потребовал администратор.
- Не забудь слова песен, - шепнул ему на ухо Шеннон.

Огромным усилием воли, фронтмен группы “30 seconds to Mars” заставил себя повернуться и выйти к толпе, которая возликовала, едва увидев его. Несколько приветственных фраз, и Шеннон Лето начал отбивать палочками такт. Джаред поправил ремень от гитары на плече и украдкой кинул взгляд в сторону кулис: Фаррелл был там. Он стоял, почти скрытый черной занавесью и наблюдал за ним пристальным взглядом.

Он простоял там почти весь концерт, старательно прячась от чужих глаз, но всегда видимый взгляду Джареда, который Лето то и дело бросал в его сторону, чтобы убедиться, что его бывший партнер по фильму никуда не ушел. Едва был спет последний куплет, снедаемый любопытством Джаред поспешил откланяться перед слушателями и удалиться за кулисы. Колин никогда не приезжал на его концерты. Более того, за те годы, что прошли после окончания их совместных съемок в «Александре» Оливера Стоуна они вообще общались урывками: то случайно столкнутся на каком-то мероприятии, то Колин позвонит в день его рождения, чтобы поздравить, то Джаред отправит ему смс с вложенной фотографией какого-нибудь красивого пейзажа. Но это всегда были лишь несколько вежливых фраз, кинутых друг другу. О полноценном дружеском общении не могло идти и речи, отчасти потому, что оба были бесконечно заняты, а отчасти потому, что не хотели вызывать очередную волну абсурдных слухов, к чему бы несомненно привело их совместное появление в каком-нибудь общественном месте.

И вот теперь, неожиданно Фаррелл приехал в Париж на его концерт. На это наверняка должна была быть очень веская причина, и Джареду не терпелось ее узнать.
- Привет, - Колин улыбнулся, когда они, наконец, встретились.
- Привет, - выдохнул Лето. – И как тебе выступление?
- Просто потрясающе! Это было великолепно.
- Спасибо, - Джаред тоже улыбнулся. – Так неожиданно было тебя здесь увидеть…
- Да, я подумал, почему бы не приехать, не послушать…
- Может, не будете здесь стоять? – Шенон положил руку на плечо брату. – Идите в гримерку, там спокойнее.

Открыв дверь перед Фарреллом, Джаред пропустил его вперед.
- Проходи. Здесь, правда, небольшой беспорядок.
- Это… ковер? – Колин посмотрел на пол.
- Да, - улыбнулся Лето. – Я всегда заказываю ковер в свою гримерку.
- Зачем? – с любопытством посмотрел на него ирландец.
- Не знаю, - он пожал плечами. – Так уютнее. Возникает впечатление, будто я дома.
- А, понятно.
- Присаживайся, - Джаред указал ему рукой на диван.
- Ты и об этом позаботился, - Фаррелл с улыбкой развалился на мягком сидении.
- Говорю же, чтобы было как дома, - Лето подошел к зеркалу и, обмакнув ватный диск в специальную жидкость, начал снимать с лица мейк-ап. – Ты по делам в Париже? Где-то снимаешься?
- Нет, - покачал головой его собеседник. – Если честно, я приехал, чтобы тебя увидеть. И будет лучше, если общественности об этом ничего не будет известно.
Джаред вытер салфеткой лицо и с удивлением посмотрел на него. Он бы понял слова Фаррелл как угодно, если бы не его серьезное сосредоточенное лицо. Здесь было не до шуток или задних мыслей.
- Что-то случилось? – настороженно спросил он.
- Нет, - покачал головой ирландец. – Я просто подумал, что это неправильно вот так совсем не общаться.
- Раньше тебя это не смущало, - заметил Джаред.
- Я многое переосмыслил в своей жизни. Даже курить бросил.
- Ты бросил курить?!
- Да, представляешь? Просто взял и бросил, после стольких лет. Знаешь, это оказалось даже проще, чем я думал.
- Удивительно, - Лето снял перчатки и бросил их на туалетный столик. – В каком отеле ты остановился?
- В том же, что и ты.
- В моем номере? – усмехнулся Джаред.
- Нет, в соседнем. Но насколько я помню, у нас общий балкон.
- И что будем делать?
- Я хотел предложить тебе поужинать в ресторане отеля. Там вроде тихо и совсем нет папарацци.
- Ладно, - кивнул Лето. – Я только переоденусь.

Спустя час они уже сидели за столиком в ресторане отеля Мандарин Ориенталь. Было уже достаточно поздно, и поэтому посетителей было немного. Тихая приятная музыка, приглушенный свет, Джареду начинало казаться, что все это происходило не в реальности, а где-то в параллельной вселенной, там, где и он, и сидевший напротив него Фаррелл в темном костюме и серой рубашке были совсем другими людьми. Колин все время о чем-то рассказывал, кажется о своих фильмах, но Джаред слушал его невнимательно, уделяя гораздо больше внимания странной, нараставшей в глубине его души тревоге. Казалось, атмосфера вокруг более чем не располагала к подобным ощущениям, но Лето не мог ничего поделать и все больше и больше поддавался смутному подозрению чего-то нехорошего.
- Колин? – поддался он вперед, когда Фаррелл закончил свою очередную историю. – Все нормально?
- Что? – не понял ирландец.
- Что-то случилось? Ты бы не приехал просто так… Пойми меня правильно, я очень рад тебя видеть, но… Не могу отделаться от мысли, что ты что-то от меня скрываешь.
- Мы ведь не первый день знакомы, правда? – Фаррелл взял бокал с газировкой и откинулся на спинку стула. – Ты бы поверил мне, если бы я рассказал тебе что-то невероятное?
- Да, - не задумываясь, ответил Джаред. – Что произошло?
- Сложно объяснить, - он повертел в руках бокал, рассматривая блики на стекле. – Пару лет назад я познакомился с одним странным человеком. Случайно. Мы сидели с ним вот так же, как сейчас сидим с тобой, и он рассказывал мне про свою жизнь… - он осекся.
- И что? – с нетерпением спросил Джаред.
- Он расказал, что живет в Оклахома-Сити, торгует антиквариатом. Он оставил мне свою визитную карточку, и один раз я решил к нему съездить. Сам не знаю почему. У меня был перерыв между съемками, и я поехал в Оклахому, на своем автомобиле. Я нашел его магазин достаточно быстро. К счастью меня не преследовали эти назойливые парни с фотоаппаратами, и я чувствовал себя очень спокойно. У этого моего знакомого оказался большой магазин с кучей всякой старины.
- Как его звали? Твоего этого знакомого?
- Реджинальд… - Колин задумался. – Реджинальд Гловер, если мне не изменяет память.
- Он предложил тебе что-то купить?
- Нет, - покачал головой Фаррелл. – Там были его знакомые, парень и девушка. Она была симпатичной, мы разговорились, и пригласил ее пообедать. Тот парень с ней, она сказала, что он был просто ее приятелем, искал что-то антикварное, и поэтому она привела его в магазин Гловера.
- Потом вы пошли обедать? – Джаред напряженно слушал.
- Да, я перекинулся пару словами с Реджинальдом, и мы ушли.
- А тот парень? Ее приятель.
- Он остался, что-то выбирал. А мы пошли в ближайшее кафе и заказали по стейку. В Оклахома-Сити оказывается очень вкусно готовят, - Колин задумался.
- Раз ты об этом рассказываешь, значит, это был не просто обед с очередной красоткой, - осторожно заметил Лето.
- Ты прав, - кивнул его собеседник. – Сначала все было как обычно. Она, Эмми, сказала, что сразу узнала меня, начала перечислять мои фильмы, которые смотрела, говорить, как ей нравится то, что я делаю. Я наблюдал за ней и думал о том, что эта девушка вовсе не выглядела как очередная безмозглая девочка-фанатка. Ну не могла она таковой быть. Поэтому я спросил ее, чем она занимается по жизни, и она ответила, что… - он запнулся на минуту. – Она ответила, что собирает души.
- Собирает души?
- Да, - он кивнул. – Мы посмеялись, и я спросил ее, что это значит. Она сказала, что не может рассказать больше, чем уже сделала, и при этом продолжала улыбаться. Я списал это на очередную шутку и ее нежелание рассказывать о своей работе. По сути это было мне и не важно. Мы пообедали, а потом пришел ее приятель и сказал, что им пора. У него в руках был какой-то пакет, видимо он что-то купил у Гловера. Я поблагодарил Эмми за компанию и встал, чтобы отодвинуть ей стул. Ну, ты понимаешь, такой джентельменский жест, чтобы помочь даме подняться.
- Понимаю, - улыбнулся Джаред.
- И когда она вставала, я кое-что увидел.
- Что увидел?
- Оружие. За поясом ее джинсов, под майкой был пистолет. Его серебряная рукоятка блеснула на солнце.
- И что ты сделал?
- Притворился, что ничего не заметил, - признался Колин. – Я был немного ошарашен, а тот ее приятель пристально за мной наблюдал, поэтому я просто сделал вид, что ничего не увидел. Когда они уехали на стареньком пикапе, я вернулся к Реджинальду и как бы невзначай спросил его об Эмми. Он ответил, что мне лучше с ней много не общаться, она девушка не для меня. Лишних вопросов я задавать не стал. Гловер подарил мне какую-то индейскую безделушку, и мы расстались. Я вернулся в ЭлЭй и постарался забыть об Эмми. Мне это удалось, и я не вспоминал о ней пока пару дней назад не нашел подарок моего знакомого торговца антиквариатом. Это просто деревянный брелок с вырезанным изображением индейца, но я вдруг понял, что значит собирать души.
- Убивать, - закончил его мысль Джаред.
- Именно. Как в том фильме Анжелины, где она снялась с Питтом, помнишь? Они ведь там оба были наемными убийцами.
- Хочешь сказать, что наткнулся в Оклахоме на наемную убийцу?
- Вполне возможно… Я ведь никогда никому не рассказывал об Эмми. Ты первый.
- Ты поэтому прилетел?
- Не только. Хотел тебя увидеть. Семь лет прошло после съемок, а мы толком и не общались. Обидно пройти такое приключение вместе, а потом даже не стать друзьями.
- Ну, некоторые считают, что мы не просто друзья, - усмехнулся Лето.
- Да, знаю, - махнул рукой Фаррелл. – Среди фанатов много психов и параноиков. Именно поэтому не хочу, чтобы кто-то узнал, что я приезжал. Я хочу, чтобы это было только мое, только между нами. Я решил прийти на концерт друга, а потом поужинать с ним, и никому до этого не должно быть никакого дела.
- Согласен, - кивнул Джаред. – Забудь про эту Эмми. Сколько времени прошло с вашей встречи?
- Почти полтора года.
- Кем бы ни была эта женщина, возможно, она больше никогда не появится в твоей жизни.
- Надеюсь, - Колин широко улыбнулся. – Жаль, не могу выпить. Я бы заказал сейчас хорошего вина, чтобы отметить наше свидание, - он сделал характерный жест двумя пальцами обеих рук, изображая кавычки…

Глава 2
Рандеву


Ноябрь, 2013 год
- Все это действительно очень странно, - Рис-Майерс терпеливо дождался, пока Джаред закончит рассказ.
- На следующий день он улетел в Лос-Анджелес, - Лето стоял перед стеной, сплошь состоявшей из стекла, устремив взгляд на только-только приземлившийся лайнер, из которого выгружали багаж. Его голос звучал сдержанно и приглушенно. – После этого мы больше не виделись и не разговаривали. Я все хотел ему позвонить, но… - он осекся, задумавшись о том, насколько нелепо могла прозвучать попытка оправдаться тем, что он был очень занят. Всегда можно было выкроить минуту-другую, чтобы позвонить другу. Но он этого не сделал, и это целиком и полностью было его виной.
- Ты ведь не думаешь о том, что эта Эмми… вновь объявилась? – прервал его размышления Рис-Майерс.
Отвернувшись от окна, Джаред внимательно на него посмотрел. Разум подсказывал ему, что связывать странную смс с таинственной незнакомкой с пистолетом, которая однажды повстречалась Колина в дебрях Великих равнин, было не совсем рационально. Колин не был просто случайным некто, с которым могло произойти что-то из ряда вон выходящее, и об этом бы никто не узнал. Он был публичной личностью, тем, кто был широко известен общественности и за кем следил не один десяток глаз. Он не мог просто взять и исчезнуть, не вызвав волну тревожных сообщений и массовой истерии под лозунгом «Колин Фаррелл пропал без вести!».

Но половина существа Джареда, неуклонно верящая во все странное и мистическое, настаивало именно на подобной связи. Случиться могло все что угодно. Таинственные нити судьбы могли переплестись самым невероятным образом, обезоруживая любые логические доводы и умозаключения. Как случилось 2 года назад в Париже, когда Фаррелл стоял за кулисами концертного зала.

- Я не знаю, - ответил Джаред после долгой паузы. – Надо попытаться дозвониться до сестры Колина, возможно, она знает, где он. Но у меня нет ее номера.
- Клодин? – переспросил Джонатан. – Возможно, у меня он есть… Сейчас посмотрю, - он достал сотовый и начал прокручивать содержание телефонной книги. – Нет, - разочарованно произнес он через минуту. – Номера нет.
- Ладно, - Лето вздохнул и поднял с пола рюкзак с наспех собранными личными вечами. – Я заказал такси до отеля. Попробую найти ее позже… - он умолк, поймав на себе пристальный взгляд Джонни. – На что ты так смотришь?
- Ты практически не изменился за эти годы.
Джаред сделал глубокий вдох и пожелал себе терпения.
- Я же вампир, Майерс. Я думал тебе об этом известно.
- А что у тебя с волосами? Это амбре?!
- Исчезни! – процедил сквозь зубы, Джаред, уверенным шагом направившись к выходу из аэропорта.
- Извини, я не могу, - поспешил за ним Рис-Майерс. – Если ты не забыл, это я заказывал нам номера в отеле, и у нас соседние комнаты.
- Я счастлив! – не сбавляя шага, выдохнул Лето.
- Я, кажется, знаю, где может быть сестры Колина. Я могу съездить туда…
- Не надо, - Джаред резко остановился. – Если ты притащишься к ней, то наверняка посеешь панику, и всего через каких-нибудь 30 минут все таблоиды начнут пестреть умопомрачительными выводами. А учитывая то, что мы не знаем, что на самом деле произошло, и вполне возможно, что Колин просто решил сбежать на какое-то время от общественного внимания, это будет самой большой и неоправданной глупостью.
- Ты сам в это веришь? – тихо спросил Рис-Майерс. – В то, что он просто решил сбежать на пару деньков подальше от назойливых папарацци.
С минуту Джаред молча смотрел на него.
- Просто найди номер Клодин Фаррелл, ладно? – произнес он, наконец. – Да, и позаботься, чтобы на выходе из аэропорта нас не ждала орава бездельников с фотоаппаратами наготове.

***
Нью-Джерси, тремя днями раннее
Лицо парня казалось подозрительно знакомым, особенно, когда он пытался улыбнуться, и улыбка выходила какой-то кривовато нервной. Чем дольше Колин смотрел на него, тем больше, ему казалось, что он уже где-то видел это лицо, но, несмотря на все попытки Фарреллу никак не удавалось вспомнить где и когда.

Они уже около тридцати минут сидели за столом в небольшой, но уютной гостиной квартиры где-то на окраине Нью-Джерси. Несмотря на присланный точный адрес Колин далеко не сразу нашел это место, то и дело, озадачивая навигатор в своей машине. Наконец, оставив автомобиль во дворе серого неприметного дома, он поднялся на седьмой этаж и постучал в дверь первой квартиры справа от лестницы, точно как было указано в присланной ему записке. Ему открыл молодой человек и полуулыбнулся тонкими губами.
- Привет.
- Привет… Мне назначили встречу…
- Знаю. Проходи, - он посторонился и пропустил Колина внутрь. – Она сейчас придет.
Фаррелл вошел и огляделся. С виду это была самая обычная квартира с одной спальней.
- Присаживайся, - предложил ему незнакомец. – Чай будешь?
- А ничего другого нет? – поинтересовался ирландец.
- Ничего другого я не пью, - ответил тот.
- Ладно, давай чай, - Колин опустился на стул и уже в сотый раз спросил себя, какого черта он делает в этом Богом забытом месте. – Не знаешь, она скоро придет?
- Должна с минуты на минуту, - парень поставил перед ним чашку и сел напротив. – Если конечно не задержится.
- Здорово! – недовольно пробурчал себе под нос Фаррелл и скрестил руки на груди.

Первые полчаса ожидания протекли в гробовой тишине, которую нарушало лишь тиканье часов.
- Как тебя зовут? – не выдержал Колин.
- Алек, - ответил парень.
- Алек, - повторил Фаррелл и задумался. – А мы раньше нигде не встречались?
- Оклахома-Сити. 4 года назад.
- Ну, это я помню. А до этого?
- Не встречались.
- Ты ведь не журналист, правда?
Услышав вопрос, Алек как-то странно посмотрел на него.
- Нет, - покачал он головой. – Похож?
- Нет.
Колин умолк, и между ними снова нависла тишина.
- У тебя лицо очень знакомое, - вновь заговорил он через несколько минут. – Я тебя точно нигде раньше не видел?
В ответ парень нервно улыбнулся.
- Точно, - проронил он.
- Ладно, - Колин залпом выпил остывший чай. – Похоже, твоя подружка не придет, - заметил он.
- Наверное, задерживается.
- Послушай, Алек. Я и так сделал невозможное – приехал сюда по сомнительному приглашению. У меня нет времени ждать. У меня куча очень важных дел. Поэтому если она не придет через пять минут, я ухожу.
- Должна быть очень веская причина, если человек вроде тебя бросил, как ты сказал, кучу дел, приехал в это захолустье и прождал в этой убогой квартире сорок минут, - спокойно возразил парень. – Поэтому если бы ты всего этого не сделал, я бы еще и поверил в то, что ты встанешь через пять минут и уйдешь.
- Да неужели? – скривил недовольную гримасу Фаррелл.
А учитывая, что ты все еще здесь, - продолжил его собеседник, - то это либо сумасшествие, либо любопытство, либо страх. На больного на голову ты явно не похож. Любопытство тоже не ответ, так как у людей твоего статуса полно других вещей, на которых они могут растрачивать свой интерес. Значит, это страх. И значит, ты никуда не уйдешь, пока не дождешься ее.
- Решил поумничать, да? Думаешь, я за этим сюда пришел, твои разглагольствования слушать?! – Колин начинал злиться.
- Меня научили мыслить логично, - по-прежнему спокойно ответил Алек. – Это я и делаю.
- Научили, да? Здорово. Тогда скажи мне, логик хренов, когда она придет?!
Парень опустил глаза на часы на запястье.
- Уже должна была прийти, - невозмутимо ответил он.
- Тебя, кажется, не только логике научили… - пробормотал Фаррелл, поражаясь хладнокровию собеседника.
- Ты прав, - парень снова нервно улыбнулся половиной рта.
- Слушай, - придвинулся к нему ирландец. – Поделись, где такому учат, а? Я тоже пойду, поучусь немного. Хочу как ты плевать на чужие эмоции?
Алек поднял взгляд и пристально на него посмотрел.
- Спросишь об этом у Эмми, когда она придет, - ответил он.
- Когда она придет, - выдохнул Колин, вновь откидываясь на спинку стула, которая жалобно скрипнула под весом его тела. – Надеюсь, она вообще придет… Может, забыла?
Парень отрицательно покачал головой, и словно в подтверждение его слов раздался тихий стук.
- Неужели, - буркнул себе под нос Колин и проводил взглядом Алека, который пошел открывать дверь. Прошло еще полминуты, и он увидел на пороге свою знакомую.

На Эмми были простые синие джинсы и короткая черная куртка, из-под которой был виден джемпер цвета хаки.
- Привет, - она сняла темные очки и бросила в кресло рюкзак. – Извини, что опоздала.
- Да ничего, - Колин встал ей навстречу. – Мы тут болтали с Алеком.
- Подружились, да? – улыбнулась она.
- Ну… типа того, - замялся он.
Эмми сняла куртку и бросила на рюкзак.
- Пожалуйста, присаживайся, - указала она Колину на стул и кинула беглый взгляд на часы на руке. – Сейчас должны быть шестичасовые новости. Ты не против, если я включу телевизор?
- Да, конечно, включай, - кивнул он, ловя себя на мысли о том, что не заметил, как Алек куда-то исчез.
- Я должна отдать тебе должное, - она села рядом и нажала кнопку на пульте от телевизора. – Думала, ты не приедешь.
- Почему?
- Ты кинозвезда мировой величины, - глядя на экран, начала говорить она. – Я – никто. И вдруг никто посылает тебе записку с просьбой приехать непонятно куда непонятно зачем. Я колебалась между вариантами проигнорируешь и вызовешь полицию.
- Если бы ты колебалась между этими двумя вариантами, ты бы не посылала мне записку, - Колин облокотился на стол и подпер руками подборок.
- О, так ты это понял? – она повернулась к нему и улыбнулась.
- Ага. Твой дружок только что научил меня делать логические выводы.
В ответ Эмми рассмеялась.
- Научил тебя логике?
- Именно. Вот бы еще научиться его хладнокровию.
- Не надо так злостно портить прекрасный оригинал.
- Это комплимент? – усмехнулся Фаррелл.
Эмми задумалась на пару секунд прежде, чем ответить.
- Да, - кивнула она. – Это комплимент.
- Но, думаю, ты позвала меня сюда не ради того, чтобы делать комплименты, - заметил Колин. – Хотя это, несомненно, приятно.
- Я рада, что могу совместить приятное с полезным, но ты прав, я просила приехать не совсем ради этого… Хотя сначала я расскажу тебе, почему именно ты приехал.
- И почему же?
- Потому что в нашу предыдущую, первую и единственную встречу ты кое-что увидел, и это кое-что, понятное дело, заставило тебя понервничать. Да и я вела себя не совсем правильно. Одним словом, взбудоражила нездоровый интерес. Поэтому я для тебя не совсем никто, я никто, от которого может исходить опасность, верно?
- Верно, - Фаррелл внимательно смотрел на нее.
- Только дела обстоят не совсем так, как тебе кажется, - продолжила она. – Опасность исходит не от меня.
- А от кого?
- Посмотри, пожалуйста, - Эмми указала рукой в сторону телевизора. – Они сейчас покажут.
Последовав ее совету, Фаррелл повернулся к экрану, где появилась симпатичная ведущая.
- Только что поступила ужасная новость, - взволновано заверещала она. – Тридцать минут назад в Лос-Анжелесе возле особняка Оливера Стоуна прогремел взрыв. Как сообщают наши корреспонденты, автомобиль оскараносного режиссера взорвался в тот момент, когда он сел в него и собирался отъехать. Уже поступают первые версии о террористическом акте и о том, что в автомобиль было заложено взрывное устройство. Смерть знаменитого кинорежиссера и общественного деятеля…

В то мгновение Колину показалось, что он смотрел не шестичасовые новости, а отрывок из фильма, причем не самого удачного. Он уже не слушал ведущую, которая продолжала говорить, пытаясь осознать только что услышанную новость.
- Что это значит? – рассеянно посмотрел он на Эмми.
- Мне очень жаль, - произнесла она. – Но боюсь, он погиб.
- Кто он? – происходящее никак не укладывалось у Фаррелла в голове.
- Оливер Стоун, - ответила Эмми. – Один из твоих режиссеров. Он взорвался в своем автомобиле около получаса назад.
- Что?! – у Колина посреди горла встал ком. – Как взорвался?! Этого не может быть!
- Ты ведь сам слышал…
- Это… это была бомба?! Кто мог подложить бомбу в его машину?!
- Учитывая то, чем он занимался последнее время, это мог сделать кто угодно.
- Что?!
- Ты знал, о том, что он снимает фильм об Уго Чавесе? – Эмми встала и, достав из рюкзака две бутылки с безалкогольным пивом, поставила одну перед Колином. – Он собирался в Каракас, чтобы представить свой фильм об истории североамериканского империализма, - она опустилась на свое место и откинулась на спинку стула. – А этим летом он делал громкие заявления о еврейском засилье в мировых СМИ, о том, что колумбийские террористы – герои, а Гитлера – козел отпущения истории. И хотя позже он принес свои извинения за подобные высказывания, кое-кто успел обвинить его в антисемитизме. В свете того факта, что полтора года назад его сын Шон принял Ислам, все это выглядит совсем непривлекательно.

Не в силах произнести не слова, Колин молча слушал.

- Сейчас ты, наверное, думаешь, что спецслужбы сами от него избавились, - продолжила Эмми. – Учитывая те антиамериканские настроения, которые он распространял. Но, думаю, это не совсем так.

- Ты знала! – едва слышно проронил Фаррелл. – Ты знала, что это случится, и потому позвала меня сюда.
- Нет, - покачала она головой. – Я позвала тебя сюда, чтобы рассказать совсем другую историю. Но случилось чудовищное совпадение.
- Какую историю? – он машинально взял стоявшую перед ним бутылку с пивом и сделал несколько глотков.
- Это случилось пару недель назад, в Излингтоне. В одном из частных домов была закрытая вечеринка. Присутствовало человек пятьдесят, не больше. Ближе к полуночи случился пожар, и далеко не все уже достаточно пьяные гости смогли выбраться из горящего дома. Погибло человек двадцать. Позже еще семеро скончались в больнице от полученных ожогов. Лондонская мэрия тогда обнародовала списки погибших. Среди тех семерых, которые умерли уже после пожара, был один человек, который был тебе знаком.
- Правда? – Колин нахмурился. – Я ни о чем подобном не слышал. Если он был мом знакомым…
- Вы долгое время не общались. Точнее вообще не общались после того, как девять лет назад закончили совместную работу.
- Девять лет назад? – удивленно переспросил Фаррелл.
- Вот, посмотри, - Эмми вытащила из рюкзака сложенный в четыре газетный лист. – Таймс опубликовал имена всех двадцати семи погибших.

Взяв газету, он начал внимательно читать каждое имя, однако ни одно из них не было ему знакомо. Наконец, он дошел почти до конца списка и замер.
- Это… - он запнулся. – Это же…
- Да, это он, - кивнула Эмми. – Он ведь жил в Лондоне, танцевал в Английском Национальном Балете.

Не веря собственным глазам, Колин повертел газетный лист, убеждаясь, что это был Таймс двухнедельной давности. Затем он снова вернулся к списку. Имя, значившееся под номером двадцать три, жгло его мозг страшными догадками, которые начинали медленно вползать ему в мозг.
- Фра… - попытался прочесть он. – Франциско Бош Ланзас, - он отшвырнул газету и закрыл руками лицо. – Чушь какая-то!
- Пожар мог легко сойти за несчастный случай, - произнесла Эмми. – Собственно все, включай Скотленд-Ярд, так до сих пор и считают, хотя официальных результатов экспертизы пока нет. Но учитывая то, что произошло сегодня, мы склонны считать, что это не совсем несчастный случай.
- Вы? Кто это вы? Может, это как раз ваших рук дело?! – Фаррелл почувствовал, как внутри него все начало закипать. – Помнишь, что ты сказала мне тогда, четыре года назад в Оклахома-Сити, когда я спросил тебя, чем ты занимаешься?!
- Помню…
- Ты сказала, что собираешь души!
- Я выразилась образно…
- Неважно. Я знаю, что это означает. Убивать!
- Совсем нет…
- У тебя был пистолет!
- Он и сейчас у меня есть. У всех сотрудников моего уровня вне зависимости от позиции есть оружие. Более того, я сейчас занимаюсь работой, которая не входит в мои обязанности и не находится в рамках моей компетенции. Тем, что сейчас сижу здесь с тобой, я обязана лишь тому, что четыре года назад имела глупость поддаться на твое обаяние и пообедать с тобой. Я тогда подумала, что это круто – встретить в таком захолустье звезду, которая еще приглашает тебя на ланч. Наверное, я особенная, раз на меня снизошла такая удача. Это было крайне наивно и неразумно с моей стороны, - Эмми умолкла и допила свое пиво.
Колин молча ждал.
- Думаешь, я секретный агент, да? – глядя на него, усмехнулась она. – Должна тебя разочаровать. Я не Джеймс Бонд в юбке. Я не спасаю мир и не арестовываю преступников. Не участвую в погонях и перестрелках. Я даже не наемная убийца, за которую ты меня изначально принял.
- Тогда кто ты? – буркнул Фаррелл.
- Я лабораторная крыса. У меня медицинское образование, и я работаю патологоанатомом. Да, - поддакнула она, заметив изменившееся выражение его лица. – Ты абсолютно прав, я ковыряюсь в трупах, а учитывая, что наша организация это не обычный морг и даже не больница, трупы, которые мне привозят, зачастую самые ужасные.
- Так ФБР или ЦРУ? – уже спокойно спросил Колин.
- Это не важно, - ответила она. – Важно лишь то, что, возможно, твоя жизнь в опасности, твоя и еще нескольких людей. Ты так и не понял, в чем дело?

Он ответил не сразу, и между ними нависло молчание.
- То, на что ты пытаешься мне намекнуть, выглядит как полное безумие, - едва слышно проговорил он. – Девять лет назад мы с Франциско снимались в фильме Оливера Стоуна. Теперь и Фран, и Стоун мертвы… Ты хотя бы понимаешь, сколько людей было задействовано в съемках?! Или ты хочешь сказать, что какой-то психопат решил перебить нас всех по одному?! Но зачем?!
- Мы пока не знаем. Мы не знаем, кто стоит за всем этим и как далеко он может зайти. Более того, у нас пока нет ни одного разумного объяснения поступкам этого психопата, как ты выразился. Но раз мне дали поручение встретиться с тобой и предупредить об опасности, то, возможно, моему руководству известно о пожаре в Излингтоне кое-что такое, чего никогда не обнародует Скотленд-Ярд. Более того, когда я сейчас ехала на встречу с тобой, мне позвонили и сообщили о смерти Оливера Стоуна… Как в воду глядели…

Колин ничего не ответил и, уронив голову на руку, прикрыл ладонью глаза. Несколько минут он сидел так, погруженный в размышления.
- И что теперь? – спросил он, поднимая глаза на Эмми.
- Тебе нельзя возвращаться в Нью-Йорк. Нельзя попадаться на глаза журналистам. Нельзя мелькать на светских мероприятиях. Одним словом, всячески привлекать к себе внимание.
- Правда? И как мне объяснить это людям, которые работают со мной? Как объяснить это моей семье?
- Звонка семье будет более, чем достаточно. Скажи, что пропадешь на пару дней.
- Ты собираешься решить эту проблему за пару дней? – он укоризненно посмотрел на нее.
- Естественно нет, но как показывают обстоятельства, события разворачиваются достаточно быстро. Если кто-то охотится за тобой, он начнет тебя искать и возможно это поможет напасть на его след.
- И куда мне исчезнуть на эти пару дней? Может, здесь поселиться? – криво усмехнулся он.
- Я закажу тебе номер в отеле под вымышленным именем, - ответила Эмми. – Его будет оплачивать третья сторона.
- Ваша организация?
- Возможно.
- А мои дети?
- За ними наблюдают. Есть основание полагать, что им ничего не угрожает.

Колин тяжело вздохнул и провел рукой по волосам.
- Я позвоню Клодин, - проронил он.
- Хорошо, - кивнула Эмми. – Только телефон потом надо будет отключить.

Продолжение следует...
 

@темы: фанфики, Jared Leto, Colin Farrell

Комментарии
2014-01-30 в 09:30 

zeppoman
Ебанько На Выгуле: Выбросьте все дерьмо из рок-н-ролла и то, что останется — буду Я!
Frau Hela, ох ты..как интересно! Свежачок, давно ничего столь интересного о них не читала- детектив интересный по задумке, прям не терпится узнать, какому придурку понадобилось истреблять актеров-режиссеров за Сашку. Респект за фантазию и с нетерпением жду проду!:up::hlop:;-)

2014-01-30 в 11:11 

Hela
«Вначале вас не замечают, затем над вами смеются, затем с вами борются, а затем вы побеждаете».
zeppoman, благодарю)) приятный сюрприз, что вам понравилось. В следующем посте еще 2 главы. 5-ая уже в процессе, но немного задерживается по причине завала у меня на работе. Постараюсь закончить ее побыстрее. А кто убивает... В свое время все станет известно)))

2014-01-30 в 14:06 

zeppoman
Ебанько На Выгуле: Выбросьте все дерьмо из рок-н-ролла и то, что останется — буду Я!
Frau Hela, отчего же -сюрприз? я люблю хорошо продуманные сюжеты в фиках, интересные ходы и нестандартное мышление у автора.:)
в следующем посте? Пошла искать.:hash2:

2014-01-30 в 14:11 

Hela
«Вначале вас не замечают, затем над вами смеются, затем с вами борются, а затем вы побеждаете».
zeppoman, я думала, вы предпочитаете только слэш. Продолжение здесь: fuckingfarrell.diary.ru/p194698652.htm

2014-01-30 в 14:53 

zeppoman
Ебанько На Выгуле: Выбросьте все дерьмо из рок-н-ролла и то, что останется — буду Я!
Frau Hela, да? почему?..меня и джен устраивает вполне,если с хорошим сюжетом)) Зачастую он гораздо интереснее чисто слэшного повествования. правда...и этого по парням не сыщешь нынче...так что рада , что выложили, с удовольствием читаю,если честно.

   

Colin Fucking Farrell

главная