Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:53 

Hela
«Вначале вас не замечают, затем над вами смеются, затем с вами борются, а затем вы побеждаете».
Автор: Frau Hela
Название: Девять лет спустя…
Персонажи: Колин Фаррелл, Джаред Лето, Джонатан Рис-Майерс и еще очень много знакомых лиц и персонажей
Жанр: джен, драма
Рейтинг: PG-13
Предупреждение: ООС, АУ, смерть разных известных личностей, смешивание всех и вся, временами мат
Начало: 1, 2, 3, 4, 5

Глава 10
Безысходность


Сознание прояснялось медленно… слишком медленно. Болезненный туман, окутывавший разум сползал весьма неохотно, оставляя после себя мучительно ноющий след и не менее неприятные воспоминания последних нескольких часов.

Когда их затащили на яхту, Джаред был еще без сознания. Он пришел в себя потом, когда один из похитивших их мужчин облил его водой. Рис-Майерс вглядывался в их лица, пытаясь понять, кто они такие, но безуспешно. Все семеро вооруженных людей были ему совершенно незнакомы и вызывали лишь одну ассоциацию – с бандитами. Джонатан помнил, как кричал и требовал, чтобы они сказали, что им нужно, за что один из них с приказом «Заткнись!» ударил его в лицо. Не удержавшись на ногах, Рис-Майерс упал и поймал на себе взгляд Джареда, который растерянно сидел на полу. Видимо его разум все еще был затуманен после обморока, так как в глазах Лето было полное безразличие, словно все это происходило не с ними. В это время второй бандит подошел к нему и, схватив за пальто, рывком поднял на ноги. «Может, я немного поразвлекусь с тобой?!» - оскалился он и ударил Джареда в живот, а потом наотмашь по лицу. Джонатан закричал ему, чтобы он оставил его друга в покое, за что заработал пинок в спину и стиснул зубы, чтобы не застонать от боли. «Ублюдки! – билось у него в мозгу. – Вот ублюдки!». Он увидел, как тот мерзавец, который ударил Джареда, толкнул его на пол и начал сдирать с него пальто и обшаривать его карманы, вынимая бумажник, документы и заставляя снять часы, кольца, браслеты и цепочку. В ту минуту Джонатану захотелось закрыть глаза, чтобы не видеть всего этого, но двое других схватили его и, подняв ноги, также лишили куртки, документов и всего ценного. Затем обоих актеров прислонили к стене рядом друг с другом. «Что это? Какой-то религиозный символ?» - бандит покачал перед носом Джареда кулон в форме православного креста. «Да пошел ты!» - огрызнулся в ответ Лето. Разозлившись, мужчина отшвырнул цепочку и начал бить его по лицу. Джонатан попытался вмешаться, но был тут же оттащен в противоположный угол каюты. «Вы за все заплатите, слышите?! – крикнул он державшим его людям. – Вас поймают, и вы заплатите!». На его крики и попытки вырваться никто даже не обратил внимания. Тем временем, бивший Джареда бандит, наконец, успокоился. Подняв актера на ноги, он снова прислонил его к стене. «Сдохнешь первым!» - он достал пистолет и приставил его ко лбу Лето. У Джонатана перехватило дыхание. Краешком мозга он осознавал, что сейчас у него на глазах застрелят ни в чем неповинного человека, застрелят, а потом, наверное, выкинут за борт как мусор. После побоев Джаред едва держался на ногах, его лицо было залито кровью. «Нет!» – прошептал Рис-Майерс. Понимая, что ни крики, ни угрозы не помогут, он думал о том, чтобы попытаться выпросить пощаду, но разум подсказывал ему, что это было бы бессмысленным унижением. «Не надо!» - снова прошептал он. Словно в ответ на его просьбу один из бандитов остановил того, который угрожал Лето. «Не так. Ты забыл?» - произнес он. Его сообщник ничего не ответил, но опустил оружие, а затем, размахнувшись, снова ударил Джареда по голове, лишая его сознания. «И этого», - указал он рукой на Джонатана. Мгновенье спустя Рис-Майерс ощутил резкую боль в затылке и тоже погрузился во мрак.


***
В глаза что-то неприятно светило. Джонатан зажмурился и прикрыл лицо рукой. Голова раскалывалась от ужасной боли и тошнило. Сделав над собой усилие, он поднялся и сел. Все еще не в состоянии открыть глаза, он стал водить возле себя рукой и нащупал край одежды находившегося рядом с ним человека.
- Джаред? – он заставил себя открыть глаза.

Лето лежал лицом вниз и не подавал признаков жизни. Вокруг его виска, который касался пола, растеклась лужица крови.
- Джаред! – забыв о собственном недомогании, Джонатан начал трясти его за плечо. От мысли о том, что его спутник мог быть уже мертв, он покрылся холодным потом. – Джаред! Джаред! Очнись, пожалуйста! Джей!
Собрав последние силы, он встал на колени и перевернул Лето на спину, все еще продолжая его трясти.
- Я прошу тебя, очнись! Слышишь?! Очнись!
Пригнувшись, Джонатан прижал ухо к его груди и к собственному облегчению уловил едва заметное сердцебиение.
- Джей… - прошептал он.
Слабо простонав, Джаред повернулся на бок, и его лицо исказила гримаса боли.
- Джон?.. – не открывая глаза, едва слышно проговорил он.
- Да, это я, - тяжело дыша, ответил Рис-Майерс.
Лето, наконец, открыл глаза, и, прилагая усилия сел.
- Где мы? – с трудом спросил он.
- Не знаю… - Джонатан огляделся. – Похоже на какой-то подвал.
Вокруг были грязные серые стены, железная дверь и свисавшая с потолка единственная лампочка.
- Наверное, решили дать передышку, - Джаред стер тыльной стороной ладони кровь с лица. – Или пока не придумали, как именно от нас избавиться.
- Сомневаюсь, - покачал головой Рис-Майерс. – Не думаю, что метод имеет для них какое-то значение.
Джаред не ответил и, прислонившись к стене, закрыл глаза.
- Сколько времени мы уже здесь? – спросил он.
- Не знаю, - пожал плечами Джонатан. – Они забрали мои часы… Все забрали…

Его немного смущал тот факт, что их решили запереть вместо того, чтобы сразу убить. Он не мог понять смысла подобного шага. Можно было предположить, что бандиты потребуют выкуп, но учитывая то, что изначально их пытались убить, а не взять в заложники, это представлялось маловероятным.

- Ты как? – Джонатан с тревогой посмотрел на сидевшего рядом Джареда.
- У меня такое чувство, словно меня переехал поезд, - не открывая глаз, ответил он. – Надеюсь, они не заставят себя долго ждать.
- Торопишься умереть? - усмехнулся Джонатан.
- Ожидание смерти хуже, чем сама смерть, - Лето снова лег и скрутился калачиком.
Рис-Майерс ничего не ответил и, последовав его примеру, сполз на пол. Только в ту минуту он начал ощущать, как нервное перенапряжение, не оставлявшее его все это время, дало о себе знать, навяливаясь на него неподъемной усталостью. Не было сил даже бояться и переживать за свою будущую судьбу. Глаза слипались сами по себе, и Джонатан не сопротивлялся. Он и сам не заметил, как провалился в глубокий беспокойный сон.

***
На небе медленно загорался туманный осенний рассвет. Они не спали всю ночь, но несмотря на это Алек вел машину, сосредоточенно глядя на пустое шоссе впереди. Колин периодически посматривал на него, пытаясь понять откуда в этом человеке было столько сил и хладнокровия. У него самого от бессонной ночи и переживаний сильно болела голова и, откинувшись на спинку кресла, Фаррелл пытался хоть ненадолго отключиться. Однако его попытки так и не увенчались успехом. Эмилия на заднем силении уже давно сидела с закрытыми глазами, и Колину казалось, что она спала.
- Куда мы едем? - тихо спросил он, поворачиваюсь к Алеку.
- В Нью-Джерси, - коротко ответил он.
- А потом?
- Ты хотел вернуться в Нью-Йорк... Или ты уже передумал?
- А разве у меня есть выбор?
- Выбор всегда есть.
Фаррелл задумался на пару минут.
- Что планировала сделать Эмми?
- Спрятать тебя хотя бы ненадолго, чтобы попытаться найти способ тебя защитить. Если честно, это был не самый лушчий план, но на нем настаивала организация.
- Таинственные спецслужбы, - вздохнул Колин.
- От них мало толку, - пробормотал себе под нос Алек.
- Я думал, ты на их стороне, - посмотрел на него Фаррелл.
- Уже давно нет, - покачал он головой. - Я же говорил, я работаю только на Эмми.
- Никак не возьму в толк, с чего такая преданность? - усмехнулся актер.
Алек посмотрел на него, улыбнулся, но не ответил.
- Эмми сама тебе все объяснит, - произнес он. - Если я начну рассказывать всю эту историю, то из моих уст это будет звучать весьма нелепо.
- Ты ее любовник? - прямо спросил Колин.
- Что? - рассеянно переспросил Алек.
- Ты спишь с ней? Спал раньше? Что вас связывает?
- Слишком много вопросов, Фаррелл, - раздался с заднего сиденья голос Эмилии.
- Я просто поинтересовался, - он посмотрел на ее отражение в зеркале заднего вида.
- Нет, - тихо проронил в это время Алек. - Я с ней не сплю. И не спал.
- Почему тебя это так интересует? – спросила она, ловя взгляд Колина в зеркале. – С кем я сплю.
- Мне все равно с кем ты спишь, - отозвался он, и сразу же мысленно признался самому себе, что нагло соврал. – Я просто пытаюсь понять.
- Понять что?
- Что у вас общего.
- Ответ на твой вопрос имеет статус «совершенно секретно», - улыбнулась она. – Если я тебе расскажу, я выдам государственную тайну.
- Да неужели? – в его тоне послышалась ирония
- Ладно, я тебе расскажу, только чуть позже. Все равно для простого обывателя это история относится к миру фантастики, - смягчилась Эмилия. – Никто никогда тебе не поверит, если ты решишь кому-то об этом рассказать. Тебя скорее сочтут за психа. Но есть одно условие.
- И какое же? – с любопытством спросил Колин.
- Никаких вопросов. Ты не будешь задавать после этого Алеку никаких вопросов.
- И это все? – он поднял брови.
- Поверь, это очень много.
- Ну, хорошо, - он пожал плечами. – Никаких вопросов Алеку. И когда…

Яркий свет фар стремительно догонявшего их автомобиля не дал ему договорить, и прежде, чем они успели осознать происходящее, внедорожник позади на полной скорости влетел в их багажник. Машину сильно тряхнуло и швырнуло вперед.
- Черт! – тихо выругался Алек и нажал на газ, но это не помогло, и через минуту они почувствовали еще один удар.
- Держи руль! – кинул он Колину. – Я перелезу назад и попытаюсь избавиться от них!

То ли от того, что он уже привык к состоянию пребывания в опасности, или же усталость притупила его ощущения, но Фаррелл сразу же схватился за руль, и как только Алек перелез назад, перебрался на место водителя. К тому времени Эмилия уже достала пистолет и начала отстреливаться.
- Пригнись! – скомандовал Алек.
Он выстрелил в заднее стекло машины и ногой выбил остатки осколков, чтобы они не мешали. Сделав на ходу несколько выстрелов, он сумел уложить на месте водителя, и преследовавший их внедорожник съехал на обочину и врезался в дерево.
- Отстали? – спросил Колин.
- Вряд ли они были одни, - скептически ответила Эмилия.
В эту же минуту прямо перед ними на дорогу выехало еще два автомобиля. Фаррелл резко выкрутил руль, чтобы не врезаться в них, и они на полном ходу слетели с шоссе в пролесок.

***
Когда Джонатан открыл глаза, вокруг были все те же грязные стены и свисавшая с потолка лампочка. Поднявшись с пола, он сел, прислонившись к стене. Джаред рядом с ним еще спал. Рис-Майерс попытался понять, сколько прошло времени, но без часов ему это так и не удалось. Однако судя по тому, что его начала сильно мучать жажда, прошло не меньше нескольких часов.

Почувствовав рядом движение, Джаред тоже открыл глаза и сел.
- Они так и не пришли? - спросил он.
- Нет, - покачал головой Джонатан.
Его взгляд был прикован к двери, такой же серой и грязной как стены, на которой не было ручки. Видимо эта дверь открывалась только снаружи. Неожиданно в его мозгу начала формироваться пугающая мысль, которая становилась все четче и четче по мере того, как он созерцал запертую дверь их тюрьмы. Страшная очевидная реальность.
- Они… не придут, - медленно выговорил он.
- Что? - посмотрел на него Лето.
- Они не придут, - повторил Джонатан. - Ни через час, ни через два, ни завтра, ни через день. Может, только через неделю или две, чтобы вытащить отсюда наши трупы.
- Я не понимаю...
- Это такой способ убить, почти бесстрастно произнес он, - оставить медленно умирать от голода и жажды. Такой план.

Джаред ничего не ответил. С минуту он сидел, глядя на Джонатана, на лице которого не отражалось ни одной эмоции, словно все происходящее было очередным дурным сценарием. На мгновенье Лето хотел было ему возразить, сказать, что нет, такого не может быть, но, глядя на Рис-Майерса он к собственному ужасу начинал осознавать его правоту. Это был такой изощренный метод убийства – замуровать заживо и оставить медленно умирать. Они не придут…

С трудом поднявшись на ноги, Джаред подошел к двери.
- Эй! - он ударил по ней. - Эй, вы меня слышите?! Эй!
Он начал колотить из-за всех сил в надежде, что их палачи все-таки его услышат.
- Джей, побереги силы, - постарался образумить его Рис-Майерс. - Это бесполезно.
Джаред его словно не слышал.
- Вы, мерзавцы! Вы еще заплатите за это, слышите?! – продолжал он кричать, колотя в дверь.

Поднявшись на ноги, Джонатан подошел к нему и попытался унять.
- Джей! Джей, успокойся, не трать силы. Все равно ничего не выйдет!
Джаред перестал колотить по двери, и тяжело дыша прислонился к ней.
- Я только надеюсь, что Колин жив, - проговорил Рис-Майерс. – Что он выберется из этой передряги, спасется не смотря ни на что.
- Если хотя бы один ублюдок мог бы мне объяснить, за что! – со злостью процедил сквозь зубы Джаред. – Если было бы хоть одно разумное объяснение поступкам этих уродов! Кто они?! Что им надо?! Кто их нанял, черт их подери?!
- Я сомневаюсь, что тебе будет легче, если ты узнаешь причину, - возразил Джонатан.
- Но я хотя бы буду знать за что умираю.
- У меня есть определенные догадки, - Рис-Майерс вернулся на свое место и сел на пол. – Я и раньше говорил об этом, но сейчас я уже почти уверен.
- Фильм Стоуна? – скривил гримасу Джаред.
- Да. Он и так многим тогда не понравился, но видимо среди всех этих разочарованных зрителей нашелся один, который все-таки решил отомстить за оскверненную личность великого Александра.
- Через девять лет после выхода фильма? – Джаред приблизился и опустился на пол рядом с ним.
- Это конечно странно, но нельзя искать крупицы рационального в мыслях маньяка. Может, все эти годы он вынашивал свои план? Копил деньги? Нанимал людей? Вполне возможно, что за всем этим стоит маленький плюгавый очкарик, который сидит за монитором компьютера в своей маленькой грязной квартирке и потирает свои кривые ручонки, наблюдая за тем, как по его велению умирают ни в чем не повинные люди. К сожалению, в большинстве случаев все так и происходит, - он вздохнул и прислонился к стене. – Знаешь, Джей, фильм Стоуна вышел, конечно, отстойным, я и сам это понял, хоть и сыграл в нем. И дело даже не в том, что он отдал тебе мою роль. На самом деле ты сыграл Гефестиона гораздо лучше, чем это мог сделать я. Наверное, именно это и злило меня больше всего. Я смотрел на тебя и понимал, насколько ты лучше, и бесился еще больше. Но мне кажется, Стоун немного переборщил со своим навязчивым желанием показать Александра обычным смертным человеком, близким к нашим пониманиям и нашим порокам. Может, все оно так и было, я не знаю, но некоторые идеалы надо оставить идеалами. Иначе они теряют свою привлекательность для публики. Когда ты опускаешь кого-то, кого люди считают героем, это не всегда может понравиться. Люди должны верить в чудеса, легенды, великих героев. В противном случае они теряют надежду, веру в себя, в то, что мир может стать лучше, что может появиться кто-то, кто решит их проблемы и прекратит их беды.
- Такой кто-то никогда не появится, Джон, - с горечью усмехнулся Джаред. -
Это все детские сказки. Мир полон насилия, жестокости и ненависти.
- Я знаю. Но людям надо во что-то верить. Лично я хочу во что-то верить, когда буду умирать.
- Во что верить?
- В Бога, в чудо, не знаю, во что-нибудь, что меня спасет.
- После того, как ты умрешь, тебя уже ничего не спасет.
- А моя душа?
- Душа, - снова усмехнулся Лето. – Я верю только в смерть, Джон. И это то, что придет к нам сегодня или завтра, - повернувшись, он тоже прислонился к стене. – Даже если я сейчас начну во что-то верить, это ничего не изменит, - проговорил он. – Мой ангел-хранитель не откроет эту дверь и не вызовет службу спасения. И никто не покарает тех ублюдков, что заперли нас здесь умирать. Понимаешь, я не вижу разницу между верой и ее отсутствием. Какая разница, если я все равно сдохну здесь от голода и жажды?! И я не понимаю, что плохого в том, чтобы показать человека Александра именно человеком с его слабостями, страданиями и болью. Я не понимаю тех людей, которые с пеной у рта спорили о том, что великий полководец не мог быть таким, каким его изобразил Оливер. Ведь он был таким же человеком, как и мы с тобой, и у него были достоинства и пороки. Стоун попытался очеловечить героя. Я не вижу в этом ничего плохого.

Опустив голову, Рис-Майерс некоторое время молчал.
- Я не хочу умирать, думая, что ухожу в пустоту, - произнес он, наконец. - Даже если это и так, я хочу верить, что там за гранью что-то есть. Что там моя мама, которая встретит меня и скажет, что скучала… Знаешь, я ведь родился с пороком сердца, и все были уверены, что я не выживу. Если следовать твоей логике, я должен был умереть еще в младенчестве.
- Ты путаешь одно с другим...
- Я понимаю, что есть некие законы разумности, которым подчиняются события нашей жизни. И я понимаю, почему люди предпочитают ориентироваться именно на них. Ведь тогда жизнь становится предсказуемой, а значит все просто. Если ребенок родился с пороком сердца без шансов на выживание, он должен однозначно умереть. Но в жизни не всем событиям можно найти рациональное объяснение. Не все всегла логично, не все подчиняется законам. Ребенок выжил вопреки этим законам, и что ему делать?
- Джон, я тебя понимаю. Любой бы на твоем месте поступил бы также. Ты пытаешься облегчить свою участь верой в то, что после смерти с тобой будет что-то хорошее...
- Да нет же...
- Послушай, может, ты и прав. Есть душа, рай, ад, а смерть это всего лишь переход из одного измерения в другое. Но это не изменит того факта, что в этом измерении тебя уже больше никогда не будет. Ты больше никогда не уснешь, не проснешься, не поешь, не влюбишься, ни выпьешь в конце концов. Там, в другом мире все наверняка по-другому, не важно как, главное не так как здесь.
- Ладно, и что ты предлагаешь? Впасть в панику? Проклинать все на свете? Колотить в эту гребанную дверь в надежде, что кто-то услышит? Или просто смириться и ждать смерти?
- Я не знаю, Джон, не знаю...
- Тогда какого черта ты сейчас читаешь мне лекцию о том, во что стоит верить, а во что нет?!
- Я просто попытался тебе объяснить, что твои иллюзии тебе не помогут.
- Но твое отсутствие иллюзий, Джей, мне тоже не поможет. А если результат один и тот же, то я предпочитаю сдохнуть со своими иллюзиями!
Джаред сделал глубокий вздох.
- Твое право, - всплеснул он руками.
- Вот именно, - кивнул Рис-Майерс. - Хоть в чем-то сошлись мнениями.
- Я хочу спать, - Джаред сполз на пол и закрыл глаза.
Джонатан посмотрел на него с тревогой, но ничего не ответил. Ему и самому хотелось спать, мучала жажда, а от голода сводило желудок. Он знал, что со временем все будет становиться только хуже, и, возможно, сон действительно мог хоть немного облегчить их страдания...


Глава 11
Тайна


Колин нажал на тормоз и попытался увести автомобиль от неминуемой встречи со стволом очередного дерева, которые попадались им на пути. Некоторое время ему удавалось лавировать, но преследовавшие их автомобили не позволяли остановиться.
- Можешь отделаться от них? – спросила Эмилия Алека.
- Не получится, - покачал он головой. – Мы слишком хаотично двигаемся.
- Мы приближаемся к лесу, - заметил Колин. – Там слишком много деревьев. Нам не проехать!
- Надо тормозить, - Эмилия перезарядила пистолет.
- Что?! – удивленно переспросил он. – Тормозить?!
- Да, выйти из машины и бежать в лес, - ответила она.
- Да нас же перестреляют! – возмутился Фаррелл, лихорадочно сжимая руль.
- Если мы не остановимся, мы просто врежемся в дерево и разобьемся.
- Стой! – закричал в это время Алек.
Колин в последний момент заметил как из ниоткуда выросший перед ними ствол. Он выкрутил руль, и автомобиль резко развернувшись, врезался в препятствие багажником, сильно покорежив его, но не причинив вреда пассажирам.
- Черт! – тихо выругался Колин, выбираясь из машины. – Все живы?!
- Да! – крикнула Эмилия. – Уходим туда! – она указала рукой в чащу леса.
- Идите, я прикрою, - посмотрел на нее Алек.
- Но…
- Уходи! – он впервые повысил голос.
- Я попытаюсь добраться с ним до Ньюарка. Встретимся на станции Пенн, на верхней платформе. Ты знаешь это место.
- Знаю, - кивнул он.
- И ты придешь, - утвердительно произнесла она.
- А куда еще денусь? – усмехнулся Алек. – Конечно, приду. А теперь уходите!
- Идем! – Колин осторожно коснулся руки Эмилии и потянул ее.
Она не стала заставлять себя долго упрашивать побежала вглубь леса. Последовав за ней, Фаррелл услышал, как за их спинами раздалось несколько выстрелов, но не стал оборачиваться. Солнце уже поднялось на достаточную высоту, и потому спрятаться в сумраке не оставалось никакой надежды. Забежав за широкий ствол дерева, Эмилия опустилась на колени.
- Что ты делаешь?! – шепотом спросил Колин, опускаясь рядом с ней.
- Надо проверить направление, - она достала телефон и открыла приложение с компасом. – Надеюсь, это приспособление работает верно. Нам надо идти на северо-запад, - она указала направление. – Если успеем добежать до шоссе и поймать попутку, то возможно еще выживем.
- Понял, - кивнул он.
В утренней тишине снова начали раздаваться выстрелы, и, вскочив на ноги, они из-за всех сил помчались прочь.
- Не оборачивайся! – крикнула ему Эмилия. – Это лишит тебя драгоценных секунд!
Колин и не собирался оборачиваться. Он и так кожей чувствовал, что за ними была погоня. То ли их было слишком много, и Алек не справился, то ли его уже пристрелили, но гнавшиеся за ними бандиты были совсем близко.

Они бежали достаточно долго, и Колин почувствовал, что держать прежний темп становилось все сложнее, а их преследователи и не думали отставать. К счастью, в это время Эмилия сделала жест рукой, и Фаррелл заметил асфальт шоссе меж поредевших деревьев. Раздался выстрел, и ему показалось, что пуля просвистела совсем рядом с его головой. Еще немного усилий, и им удалось выбежать на дорогу. От этого стало немного легче, но они оба понимали, что бежать дальше с также быстро они уже вряд ли смогут, так как силы были уже на исходе.

Остановившись на несколько секунд, Эмми тяжело дыша начала озираться по сторонам, но трасса как назло была пуста. Задержка могла стоить им жизни, и потому она вновь побежала вдоль дороги. Колин побежал за ней, понимая, что шансов на спасение становилось у них все меньше и меньше.
- Стой! – он схватил ее за руку и заставил остановиться.
- Что ты делаешь?! – она попыталась высвободиться из его хватки.
- Нам надо разойтись! Им нужен я, а не ты. Я не позволю тебе умереть из-за меня!
- Какого черта, Фаррелл?! – она снова дернула руку.
- Нет! – он лишь сильнее сжал ее запястье. – Многие думают, что я умею геройствовать только перед камерой, а в жизни я, как и все звезды, избалованный, никчемный трус. Может, это так. Я никому не собираюсь ничего доказывать. Но я не позволю тебе из-за меня умереть. Погибло и так уже очень много невинных людей. Мои друзья скорей всего уже мертвы. И я не знаю, что сейчас с твоим другом, Алеком. Но ты… Нет! – он наконец отпустил ее. – Ты сейчас пойдешь, а я вернусь и встречу этих мерзавцев.
- Колин!
- Мне плевать на твою организацию и задание, которое они тебе дали. И это не обсуждается!
- Но…
- Никаких «но». Я… - он хотел добавить что-то еще, но звук подъезжающей к ним на бешеной скорости и тормозящей машины заставил его умолкнуть.
- Садитесь! Быстро! – закричал им водитель рядом остановившегося черного Шевроле.

Повернувшись к человеку за рулем, Колин и Эмилия на мгновение замерли.
- Ты?! – едва веря своим глазам, проронила она.
- Гловер?! – удивленно пробормотал Фаррелл.
- Вы ждете, чтобы вас пристрелили?! – снова закричал мужчина. – Садитесь же!
- Садись, - Эмилия сделала Колину знак сесть на заднее сиденье и побежала к месту рядом с водителем.

Едва они оказались внутри, водитель нажал на газ, и Шевроле рванул с места.
- Что ты здесь делаешь?! – гневным тоном обратились к нему Эмилия. – Почему ты здесь?!
- Решил проветриться ранним осенним утром, - он широко улыбнулся. – Вас спасаю, конечно же!
- Ты не должен был этого делать! Ни при каких обстоятельствах! – не унималась она.
- Извини, но я не могу сидеть и бездействовать, зная, что вас убивают! – возразил он.
- Скажи, Реджинальд, - Колин придвинулся к месту водителя. – Как ты узнал, что мы здесь?
- Его настоящее имя Чарльз Блант, - замогильным голосом произнесла Эмилия.
- Что? Блант? – переспросил Фаррелл, переводя удивленный взгляд с него на нее. – Блант как у тебя? Вы, что, родственники? Ты ее муж? – он снова посмотрел на мужчину за рулем.
- Э нет, приятель, - усмехнулся в ответ Чарльз. – Я не настолько молод, насколько ты думаешь.
- Он мой отец, - тем же тоном проронила она, прикрывая рукой глаза.
- Отец?! – Колин почувствовал себя вконец одураченным. – Я думал твой отец погиб, - он повернулся к Эмми.
- Ну, официально так и есть, - ответил Блант. – Имела места небольшая инсценировка.
- Небольшая, - с издевкой повторила она.
- Ладно. Эмми приложить очень много усилий, чтобы инсценировать мою смерть, - признался он.
- И ты все с такой легкостью пустил на ветер, - она скрестила руки на груди.
- Малыш, прости, но я, правда, не мог по-другому, - Чарльз с мольбой посмотрел на дочь. – Есть кое-что, чего ты знаешь, кое-что, с чем я не могу смириться, понимаешь?
- И что же это?
- Знаешь, почему тебе поручили защищать Колина Фаррелла?
- И почему же?
- Потому что он для них уже труп. И он, и все остальные из съемочной группы. Их жизни давно обменяли то ли на очередную партию оружию, то ли наркотиков. Не успел выяснить все детали, торопился вас найти. А от тебя просто решили избавиться. Про Алека я вообще молчу.
- Что значит избавиться? – ее голос прозвучал напряженно.
- А то и значит. Знаешь, почему Гази Афнада сумели осудить за уклонение от налогов? Его попросили немного посидеть в тюрьме за большую сумму денег и большой заказ на контрабандную продукцию. Он там практически отдыхал как на курорте и имел полную связь со своими подельниками. А потом он вышел, и когда ему заказали очередную поставку, он установил в качестве цены жизни актеров, которых решил перебить для развлечения. Какой, по-твоему, был ответ?
- Господи! – простонал на заднем сидении Фаррелл.
- А ты просто удачно подвернулась под руку, - продолжал Чарльз. – Твой босс навешал тебе лапши на уши и отправил на заведомо провальное задание. Твоя смерть, впрочем, и столь желанная ими смерть Алека, выглядела бы героически – погибли при исполнении. А вся их информационная и прочая поддержка – чистой воды ложь. Думаешь, они не знали где вы? Думаешь, не могли отследить? Только пока я ехал сюда, я что-то не заметил ни одного агента, который прикрыл бы вас и помог выбраться.

Эмилия хранила молчание, глядя в окно.
- Для них вы давно трупы, - проронил Блант. – Никто и не подумает вам помогать.
- Зато теперь они знают, что ты здесь, - тихо проговорила она.
- Плевать, - отмахнулся он. – Теперь я уже готов сдохнуть. Но я не дам им убить тебя.
- Зачем руководству Эмилии избавляться от нее? – осторожно спросил Колин.
- Друг мой, ты многого не знаешь, - глядя на его отражение в зеркальце заднего вида, усмехнулся Чарльз. – Это длинная история, но если сказать коротко, ее хотят убить потому, что она моя дочь, она много знает и у нее есть Алек.
- А кто такой Алек?
В ответ на лице Бланта появилась загадочная улыбка.
- Странно, что ты его не узнал, - произнес он. – Хотя, ты ведь вырос в Ирландии. Ты не учился по американским учебникам истории.
- А я должен был его узнать? – Фаррелл поднял бровь. – Признаться, его лицо с самого начала показалось мне каким-то знакомым, но сколько я не пытался вспомнить где я мог его видеть, так и не смог.
- Ты мог его видеть в каком-нибудь документальном фильме из серии «мы-раскроем-вам-страшную-тайну-но-при-этом-ничего-не-скажем». Нэшинал Джеографик снимает их периодически от нечего делать, только толку мало.
- Твоя подсказка не помогла, - вздохнул Колин.
- Ладно, - Чарльз повернулся к дочери. – Расскажи ему уже эту государственную тайну, покрытую мраком. Только прежде скажи куда ехать.
- На станцию Пенн в Ньюарке, - ответила она. – Мы с Алеком договорились там встретиться.
- Людное место, - заметил Блант. – Хорошо, едем туда. Валяй, рассказывай.
- Я весь во внимании, - заметил ирландец.
- Тридцать лет назад спецслужбы начали работать над очень секретным проектом, - Эмилия села полу боком, чтобы видеть его. – Его смысл заключался в создании генетически модифицированного человека. Программа называлась «Идеальный стрелок». В ее основе лежало получение ДНК человека, его модификация по определенным требованиям, клонирование и последующее применение технологии ускоренного роста.
- Такое возможно? – с удивлением спросил Колин.
- Тридцать лет назад такое было невозможно, но над исследованиями работали лучшие ученые-генетики. И вот, после 23 лет упорного труда и затраченных миллионов, некий великий генный инженер Сэм Уолтерс заявил, что готов создать идеального снайпера. Если в среднем обычный хороший стрелок прицеливается за 4-5 секунд, то этот должен был целиться с максимальной точностью за 1-2. То есть стрелять практически не целясь и попадать точно в цель. При этом цель могла находиться на достаточно отдаленном расстоянии. Помимо этого зрение идеального стрелка должно было превосходить способность видеть нормального человека в три раза. Он должен был уметь различать предметы в темноте гораздо лучше, чем любой из нас. У него должны быть полностью подавлены эмоции. Никакого страха или прочих чувств. Не должны трястись руки. Никакого сбоя прицела. Идеальная машина для убийства. Увидел, выстрелил, попал точно в цель. Уолтерсу удалось разработать технологию, посредством которой можно было бы модифицировать ДНК человека, чтобы снабдить его всеми этими способностями. Оставалось лишь выбрать подходящую кандидатуру. Изначально они собирались использовать ДНК одного морского пехотинца, который погиб в нелепой автокатастрофе. Парень был не женат, не имел детей и родственников и при жизни был солдатом до мозга костей. Он подходил просто идеально… - она сделала паузу. – Но тот роковой вечер был вечером пятницы. Сэм Уолтерс вместе с мои боссом Ридли решили немного расслабиться. Они поехали домой к Ридли, и тот достал и своих запасов бутылку превосходного шотландского виски. Хотя судя по идее, что посетила их в тот вечер, бутылки было две, не меньше.
- Они выбрали другого человека, - пробормотал напряженно слушавший ее Фаррелл.
- Да, - лицо Эмилии исказила кривая усмешка. – Им в голову пришла самая бредовая идея, которая только могла прийти в голову двух пьяных мужчин.
- Наверное, в тот вечер они смотрели канал Нэшинал Джеографик, - с улыбкой вставил Чарльз.
- Не представляю, что они смотрели, но фантазия у них явно разыгралась, - продолжила свой рассказ Эмми. – Внезапно они решили, что клонировать морского пехотинца это слишком просто. Задачу следовало усложнить, а затее – придать некую остроту. Поэтому они придумали взять врага государства и превратить его в слугу государства, дабы он искупил все свои грехи, выполняя сверхсекретные задания.
- Откуда они взяли образец его ДНК? – спросил Чарльз. – Эксгумировали во второй раз?
- Нет, - покачала она головой. – Выписали из национального архива майку с его засохшей кровью.
- Алек ее видел?
- Да, эта злосчастная майка до сих пор хранится у Уолтерса как память о его величайшем провале…
- Стоп! Стоп! – прервал их беседу Колин. – Вы мне так и сказали кто он!
- Ли Харви Освальд, - посмотрел на него через зеркальце Блант. – Слышал о таком?
Услышав имя, Фаррелл замер.
- Освальд?! – едва слышно переспросил он.
- Сразу видно, он смотрит Нэшинал Джеографик, - подмигнул Чарльз дочери.
- Подождите-ка… - Колин все еще переваривал полученную информацию. – Это тот самый Освальд, который застрелил президента Кеннеди?!
- Он самый, - кивнул Блант.
- Но… Как?! Как такое возможно?!
- Она же только что рассказала как.
- Да, но… - Фаррелл в недоумении откинулся на спинку сиденья.
- Я еще не все рассказала, - вновь заговорила Эмилия. – И Уолтерс, и Ридли прекрасно понимали, что нельзя было просто так взять и вернуть к жизни такого человека. Это был не рядовой морской пехотинец, слепо преданный Америке. Это был человек, который много знал и был свидетелем ключевых исторических событий.
- Как же они решились все-таки это сделать? – спросил Колин.
- Виски, Фаррелл! Виски! Они оба были вдребезги пьяны, и Уолтерс твердо уверил Ридли, что вместе с подавленными эмоциями сотрет его память.
- Что?! – актер едва верил собственным ушам.
- Уолтерс не сомневался, что его механизм ДНК коррекции настолько совершенен, что он может стереть клону память о его прежней жизни. Таким образом, Освальд должен был очнуться и начать жизнь с чистого листа, служа верой и правдой своему отечеству… Вся трагедия этой ситуации в том, что через два дня, в понедельник, уже отрезвев, они не поняли всю глупость собственной затеи. Наш выдающийся генный инженер был настолько уверен в собственных силах, что изменения в проект были утверждены в течение дня. На следующий день было запрошен экземпляр ДНК, а еще через неделю Уолтерс уже поместил в пробирку для роста свой маленький эмбрион.

Эмилия посмотрела Колину в глаза и увидела в них неподдельный ужас.
- Думал, такое случается только в шпионских фильмах, да? – улыбнулась она.
- Расскажи, что было потом, - хмуро обронил Чарльз.
- Потом, а это было через два года, самонадеянная идея Сэма Уолтерса потерпела полное фиаско, - продолжила она. – Когда процесс ускоренного роста завершился, и клон из маленького клеточного шарика превратился в двадцатипятилетнего мужчину и открыл глаза… - она запнулась.
- Что? – нетерпеливо спросил Колин.
- Он вспомнил, кто он такой, - произнесла она. – Уолтерсу не удалось стереть ему память!
- Видать, не там тер, - вставил Чарльз.
- Не знаю, где он тер, - покачала головой Эмилия. – Но Ли Харви Освальд прекрасно все помнил… Вся эта история стала мне известна двумя неделями позже. После того, как он проснулся, они еще пытались что-то сделать, считывали показатели работы его мозга, пичкали его какими-то транквилизаторами, но все это не помогло. И тогда они привели его ко мне… на утилизацию… Правда, этим обычно занимается другой сотрудник, но в тот день он попал в больницу, и ему вырезали аппендицит. Поэтому Алека привели ко мне.
- Что значит утилизация? – напряженно спросил Колин.
- Утилизация это процесс уничтожения нежелательных последствий экспериментов и бракованных экземпляров. Алек оказался бракованным. Проще говоря, я должна была его усыпить, умертвить, расчленить и опустить фрагменты в специальный чан с кислотой. Прости за подробности.

Колин нервно сглотнул и прикрыл лицо рукой.

- Агент, который привел его, протянул мне бумагу с назначением, - продолжила она. – Сначала я увидела Алека, потом посмотрела в документ… Потом снова на Алека… Он поднял на меня взгляд, и я почувствовала, что у меня затряслись руки… Это сложно описать… Я была словно в прострации. Я не верила в то, что это действительно происходило. На меня смотрела уникальное существо – человек, вернувшийся к жизни, через сорок пять лет после собственной смерти. Человек, чья личность по сути оставалась загадкой до сих пор. Он прожил всего две недели, и я должна была его убить!
- Что ты сделала? – почти шепотом спросил Колин.
- Я выпроводила агента, оставила Алека в лаборатории, он бы все равно не сумел никуда оттуда выйти, и пошла к Ридли. Я сказала своему боссу, что не буду убивать этого человека. И тогда Ридли сухо усмехнулся, вероятно посмеявшись в душе надо моим малодушием, и спросил, что я предлагаю сделать. Я ответила, что могу забрать его под собственную ответственность – первое, что пришло мне в голову в тот момент. Тогда он засмеялся уже вслух и достаточно мягко указал мне на то, что мне следует вернуться к выполнению своих непосредственных обязанностей, выполнять поручения и не тратить его драгоценное время.
- Но ты все-таки его забрала… Как?
- Я вмешался, - ответил Чарльз. – Тогда я еще работал на них. Я пошел к Ридли и сказал, что если он не отдаст Алека Эмми, я расскажу, где надо сведения похлеще тех, что известны Алеку. Короче, убедил, - он улыбнулся. – Алеку сделали документы, даже выдали удостоверение как агенту, отдали скрепя зубами сделанную на заказ винтовку для идеального снайпера и позволили уйти с Эмилией. Хотя уйти – это громко сказано. Он постоянно под их контролем, куда идет, что делает, с кем разговаривает. Он не может покинуть страну, даже для переезда из одного штата в другой нужно специальное разрешение. Через некоторое время они вроде как убедились, что он не опасен, и перестали следить так бдительно. Но вот теперь как видно решили воспользоваться идеальной возможностью избавиться и от него, и от Эмилии.
- И что теперь? – Фаррелл с тревогой посмотрел на отражение глаз Чарльза в зеркальце.
- Попытаюсь вытащить вас из этой передряги, - улыбнулся тот. – Есть у меня одна идея.

Продолжение следует...

@темы: Colin Farrell, Jared Leto, фанфики

   

Colin Fucking Farrell

главная