Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:10 

Hela
«Вначале вас не замечают, затем над вами смеются, затем с вами борются, а затем вы побеждаете».
Автор: Frau Hela
Название: Девять лет спустя…
Персонажи: Колин Фаррелл, Джаред Лето, Джонатан Рис-Майерс и еще очень много знакомых лиц и персонажей
Жанр: джен, драма
Рейтинг: PG-13
Предупреждение: ООС, АУ, смерть разных известных личностей, смешивание всех и вся, временами мат
Начало: 1, 2, 3, 4, 5, 6

Глава 12
Взрыв


Верхняя платформа Пенн Стейшн в Ньюарке была пуста. Состав еще не подъехал, да и ожидавших его было не так уж много. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что явной опасности нет, Чарльз оставил Колина с Эмилией и спустился на нижний этаж к магазинам, чтобы купить им перекусить. После его ухода Фаррелл некоторое время бродил по платформе, радуясь отсутствию людей вокруг, но потом, остановившись, посмотрел на свою спутницу, которая безучастно сидела на железной скамейке, приделанной к стене. Ее взгляд был прикован к одной точке на сером грязном полу.
- Он придет, - Колин присел рядом с ней. – Он обязательно придет.
Эмилия ничего не ответила и лишь подняла взгляд.
- Ну, мало ли, может, он просто еще не доехал? – снова произнес Фаррелл. – Не сразу поймал попутку…
Она повернула голову и посмотрела на него, по-прежнему храня молчание. На мгновение ее глаза оказались так близко от его лица, что он сумел разглядеть в них почти бездонную тоску.
- Он обещал… - проронил Колин, понимая, что пытается заставить ее поверить в чудо. – Он приедет…
- Да, - кивнула она. – Он приедет.
- Знаешь, я теперь понял твое условие, - улыбнулся он. – Ты сказала, что все расскажешь, но я не должен буду задавать Алеку никаких вопросов. Теперь мне все ясно.
- Это очень важно, Колин, - тихо произнесла Эмми. – Его молчание это гарантия того, что он будет жить.
- Я понимаю, - кивнул он. – Ты тоже ни о чем его не спрашивала?
- Ни о чем, - покачала она головой. – Мне и не интересно. Я сыта по горло заговорами и преступлениями.
- Кстати, я представлял его себе немного другим, - признался Фаррелл.
- Человек, с которым ты познакомился, вовсе не тот, кого показывают в документальных хрониках. Алек – генетически модифицированный клон. Они подавляли его эмоции, проводили эксперименты с его мозгом. Он никогда не будет тем, каким был при своей первой жизни. Никогда.
- Поэтому он такой спокойный, выдержанный и… логичный?
- Да. Это результат коррекции его ДНК.
- Боже! Они же так с кем угодно могут поступить!
- Верно.
- Клонировать кого захотят!.. Гитлера, Саддама Хусейна… Господи! А где же этика?! Где моральная сторона всего этого?!
- Что?! – на лице Эмилия исказилась горькая усмешка. – Этика? Не смеши меня, Фаррелл!
- Слушай… - мысль, которая пришла в голову Колина, заставила его замереть на месте. – А вот если… А вот если можно было бы клонировать Александра Великого…
- К счастью, этого никогда не произойдет, потому что они никогда не найдут его ДНК, - уверила она его. – А ты хотел бы с ним пообщаться?
- Сложный вопрос, - он почесал затылок. – Если честно, я плохо представляю, что я мог бы ему сказать.
- Ну, возможно, ты мог бы его о чем-нибудь спросить.
- Да, наверное… Хотя это уже не имеет никакого значения. Произошло слишком много необратимых событий, и что бы он ни ответил, это уже ничего не изменило бы.
- Это изменило бы тебя…
Колин посмотрел на нее и вновь столкнулся с ее взглядом, под которым внезапно почувствовал себя весьма неуютно.
- Ты… ты не против, если я пойду, поищу Чарли? – спросил он.
- Зачем?
- Хочу немного проветриться… Да ничего не случится, там внизу полно народу. Я затеряюсь и поищу твоего… отца. А когда мы вернемся, Алек уже будет здесь.
- Вы с Чарли непременно разминетесь, и нам потом придется поставить на уши всю станцию, чтобы тебя найти, - скептически заметила Эмми.
- Нет, - покачал он головой. – Он сказал, куда пойдет. Я его быстро найду.
- Иди, - развела она руками. – Постарайся не нарваться на убийц.
- Ладно, - кивнул Колин. – Я быстро.

Встав, он торопливым шагом направился к лестнице, которая вела к нижней платформе. На самом деле он и понятия не имел, где был Блант. Да и искать его он не собирался. Просто в какое-то мгновение он почувствовал, что весь кошмар происходящего подобрался к его горлу своими холодными щупальцами и начал душить его. Продолжать сидеть рядом с Эмилией, погружаясь в ее отчаянное осознание того, что Алек не придет, было невыносимо мучительно. Колину захотелось вырваться из этого почти физического ощущения того, как вокруг них сжималось кольцо смерти. Спустившись на первый этаж, он бесцельно пошел сквозь толпу ничего не подозревавших людей. Каждый из них был занят своими делами, своими проблемами. Никто и не подозревал о том, что творилось за серой завесой их рутины, как за бесценок продавались и рушились человеческие жизни. Все эти люди были на самом деле лишь беспомощными марионетками, но не осознавали этого, и в этом было их счастье. Две недели назад он был такой же марионеткой, и он был счастлив...

Колин остановился и начал оглядываться. Ему хотелось остановить хоть кого-нибудь из тех, кто проходил мимо, и заговорить с этим человеком, неважно о чем, просто хотя бы на мгновение снова почувствовать себя счастливой марионеткой. Он был уже почти готов это сделать, когда его взгляд выхватил из толпы знакомое женское лицо. С минуту Фаррелл думал, что обознался, но потом женщина повернулся, и он убедился в том, что верно узнал ее. Это была Розарио Доусон. Здесь, в Ньюарке! Поддавшись порыву, он побежал к ней, протискиваясь сквозь толпу.
- Эй! Привет! – догнав, он коснулся ее руки.
Доусон обернулась и, узнав его, радостно улыбнулась.
- Колин! Что ты здесь делаешь?!
- Да я здесь так, проездом. А ты?
- Я тоже. У меня билет на поезд.
- Уезжаешь?
- Да, хочу навестить друзей. Здесь так здорово, нет папарацци.
- Да, это очень здорово, - он улыбнулся.
- Ты ведь слышал, да? Об Оливере, - ее лицо стало серьезным.
- Слышал, - Фаррелл тоже перестал улыбаться. – Все это очень печально.
- А может, его убили? – тихо спросила Розарио. – Писали, что машина взорвалась.
- Да нет, не думаю, - небрежно возразил он. – Скорее в автомобили были какие-то проблемы.
- Я не смогла съездить на похороны, - призналась она. – Но надо поехать, хотя бы на могилу.
- Поедем, - кивнул Колин. – Если хочешь, сделаем это вместе. Позвони мне недели через две. Слетаем в Лос-Анджелес.
- Правда? – с недоверием посмотрела на него Доусон.
- Да. Думаю, Оливер был бы этому рад.
- Наверняка, - она опустила глаза. – Мне пора.
- Счастливого пути, - он наклонился и поцеловал ее в щеку. – Не забудь мне позвонить, когда вернешься.
- Хорошо, - ответила она, немного оторопев от поцелуя. – Позвоню.
- Пока, - он поднял руку в знак прощания, сделав несколько шагов назад.
- Слушай, у тебя все хорошо? – внезапно спросила Доусон. – Ты какой-то странный.
- Все хорошо, - поспешно ответил Колин. – Честное слово.
- Ну, ладно, - она пожала плечами. – Пока!
Развернувшись, она неспешным шагом пошла в сторону платформ. Проводив ее немного взглядом, Фаррелл повернулся, чтобы тоже уйти. Он успел сделать пару шагов, когда за его спиной внезапно раздался оглушительный грохот. Звук был настолько громким, что Колину показалось, что он оглох. В следующее мгновенье невидимая сила сбила его с ног и, подбросив в воздухе, и силой отшвырнула в сторону. Все, что происходило потом, было как в тумане. Сквозь жуткий звон в ушах, Фаррел услышал крики людей, которые становились все отчетливее. Еще секунда, и он почувствовал, что лежит на животе на чем-то жестком, а в его левом виске пульсирует сильная боль. Носоглотка была забита пылью. Колин закашлял и попытался встать, но понял, что не может. Из него словно высосали все силы. Руки и ноги дрожали, а мозг отказывался соображать. Фаррелл сделал еще одну попытку подняться, но безуспешно. Неожиданно он почувствовал, как чьи-то руки схватили его и перевернули на спину. Открыв глаза, он увидел над своей головой лицо Эмилией.
- Вставай! Вставай! – судя по ее мимике, она кричала, но Колин едва различал ее голос сквозь звон в ушах.

В это время его схватила под мышки еще она пара рук и, подняв, оттащила в сторону.
- Колин! – он увидел приблизившееся к нему лицо Чарльза, а за его спиной…
Актер почувствовал, что похолодел. Он даже перестал чувствовать сильную боль в голове. За спиной человека, который пытался привести его в чувство, на полу лежало нечто, что еще пять минут назад было частью Розарио Доусон.
- Там! – едва шевеля губами, пробормотал он, направляя дрожавший палец.
Заметив его жест, Эмилия обернулась. Поднявшись на ноги, она подошла к фрагменту тела женщины, которую разорвало взрывом. Она склонилась над останками, а потом повернулась к Колину. Ее взгляд был последним, что он увидел прежде, чем погрузился во мрак…

***
Было холодно. Сквозь туман, обволакивавший все его существо, и немного стихнувший, но все еще дававший о себе звон в ушах, Колин почувствовал, что лежал на чем-то жестком и холодном. Где-то рядом в пространстве слышались голоса, мужской и женский. Сознание возвращалось очень медленно, словно пробивалось сквозь густую тягучую жидкость, в которой увязло все его существо. Фаррелл постарался прислушаться и узнал голос Эмилии, ее как всегда сдержанный и немного нервный тон. Теперь он казался гораздо ближе, словно пространство, в котором находился Колин, сузилось до очень малых размеров. Прошло еще немного времени, и он почувствовал, как его лба касались прохладные пальцы. «… Надо уходить как можно быстрее... – неподалеку вновь раздался мужской голос. – Иначе не выберемся…» «Чарльз… - мелькнула в голове Колина растерянная мысль. – Чарли Блант…». Он попытался открыть глаза, но не смог. Болото беспамятства, в котором он плавал, еще не отпустило его полностью из своей вязкой пучины. «Они уже приехали… - голос Эмилии прозвучал совсем близко. – Всех людей уже вывели… Они будут искать…» «Пусть ищут...» - мужской голос прозвучал насмешливо беззаботно. Раздался шум шагов, и Колин понял, что Чарльз ходил взад и вперед. Он начал прилагать все больше и больше усилий, прислушиваясь и стараясь вернуться в реальность. Постепенно силы возвращались, а удерживавший его мрак – отступал. Звон в ушах стал почти едва заметным.
- Эмми… - Колин едва слышно пошевелил губами. – Эмили…
Холодные пальцы, прикасавшиеся к его лбу, замерли.
- Ты жива… - он открыл глаза и увидел ее лицо, склонившееся над ним.
- Да, - тихо проронила она.
- Ты меня нашла… - он почувствовал, что она прижимала что-то к ране на его голове.
- Конечно.
- Как?..
- Я пошла за тобой. Неужели ты думал, что я оставлю тебя одного?
- Потому что тебе это поручили? – Колин поразился тому, как вполне разумные мысли формировались в его пока еще затуманенном мозгу как из ниоткуда.
Она ответила не сразу. На мгновенье он поймал глазами ее напряженный взгляд.
- Потому что я должна вытащить тебя, - склонившись, почти шепотом произнесла она. – И я тебя вытащу.
- Я знаю, - он закрыл глаза, и его губы тронула легкая улыбка. Он не увидел, как Эмилия посмотрела на своего отца, который неодобрительно качал головой, и отмахнулась от его этого жеста.
- Колин, - Чарльз приблизился к нему и присел рядом на корточки. – Приятель, а ты везунчик. Окажись ты чуть ближе к ней, тебя бы тоже разорвало на куски. А так руки, ноги целы, внешних повреждений никаких нет, разве что головой стукнулся. Не страшно.
- Розарио… - Фаррелл вновь открыл глаза. – Она из-за меня погибла…
- Нет, - покачал головой Блант. – Взрывное устройство скорей всего было у нее в сумке. Оно было приведено в действие дистанционным управлением. Убить хотели именно ее, потому увидели тебя с ней и решили пристрелить двух зайцев одним выстрелом. Но на твое счастье бомба детонировала не сразу. Мисс Доусон успела отойти.
- Она там… внизу… - проговорил Колин. Подняв дрожавшую руку, он нащупал у себя на лбу пальцы Эмилии. – Надо собрать то, что от нее осталось.
- Соберут, все соберут, - уверил его Чарльз.
- Ты ведь позаботишься о ней? – Колин поднял глаза на Эмми.
- Она не единственный патологоанатом в штате, - заметил Блант.
- Ее привезут к тебе… - актер продолжал смотреть на нее.
- Если ее привезут ко мне, я о ней позабочусь, - пообещала она.
- Фаррелл, нам надо уходить отсюда, - вновь заговорил Чарльз. – Сможешь встать?
- Я постараюсь.

Он сделал над собой усилие и сел. Все тело страшно ныло, словно он сутки без отдыха тренировался в спортзале. Блант протянул ему руки и помог подняться. Первые минуту Колин почувствовал, что его ноги сильно дрожали, и он держался за Чарльза, чтобы не упасть. Но постепенно слабость отступила, и он сделал несколько шагов.
- Вот и хорошо, - улыбнулся Блант. – Теперь можем идти. Выйдем через черный вход.
- Ты знаешь, где здесь черный вход? – скептически поинтересовался ирландец. Он огляделся и увидел, что они находились в небольшом запыленном подсобном помещении, забитом деревянными коробками.
- Найду, - уверил его бывший агент.

Чарльз достал пистолет, проверил обойму и, открыв дверь, осторожно высунул голову в коридор. Там никого не было, и он сделал Колину и Эмилии знак следовать за ним. Стараясь идти как можно тише, они прошли по грязному серому коридору, который привел их к винтовой лестнице, которая вела куда-то вниз. Блант начал спускаться, подзывая за собой своих спутников. Наконец, лестница закончились, и до ушей Колина долетели звук голосов и топот ног.
- Полиция обыскивает здание станции, - шепнула ему Эмми. – Нам лучше не попадаться им на глаза.
Он молча кивнул в ответ.
- Туда! – Чарльз указал им на дверь в конце узкого прохода.
Колин приблизился к ней и нажал на ручку.
- Заперто! – с тревогой прошептал он.
- Сейчас… - Блант достал из внутреннего кармана куртки какой-то инструмент и, присев на корточки возле двери, начал колдовать над замком. Не прошло и двух минут, как засов скрипнул, открывая им выход.
- А ты специалист, - тихо заметил Колин.
- Твоя правда, приятель, - подмигнул ему Чарли. – Я еще тот негодяй.

Он вышел на улицу и, убедившись, что его спутники тоже вышли, прикрыл за ними дверь.
- Теперь слушайте внимательно, - напряженно заговорил он. – Машина на стоянке. Надо добраться до нее, не попадаясь на глаза ни полиции, ни убийцам. И тех, и других тут пруд пруди, если это вообще не одни и те же люди. Поэтому я сейчас вас прикрою, а вы выберетесь на улицу через те ворота, - он указал им на железные двери. – Потом вы как можно спокойнее пойдете вдоль улицы, чтобы не привлекать внимания и свернете на парковку. Оплачивать ее естественно не надо. Они эвакуировали людей, так что все выходы открыты. Оказавшись на парковке, вы начнете имитировать панику, будто вы только что выбежали с главного хода станции и мечтаете убраться подальше. Там будет много таких как вы, так что затеряетесь среди них. Потом подъезжайте обратно сюда, к воротам, я буду вас здесь ждать. Все понятно?
- Да, - кивнул Колин.
- И еще, - добавил Блант, протягивая ему ключ от автомобиля. – План на самом деле хреновый, но из-за того, что здание кишит полицейскими, это единственный выход. А теперь идите.

Он отошел от стены с оружием наготове и стал осматривать верхние этажи, откуда в них могли начать стрелять. Не раздумывая, Колин взял Эмилию за руку и побежал к воротам. К счастью, за их спиной не раздалось ни одного выстрела. Оказавшись на улице, они сбавили темп и пошли размеренной походкой, стараясь скрыть нервозность.
- У тебя кровь на одежде, - заметила Эмми.
В ответ Колин постарался прикрыть курткой темное пятно на джемпере, чтобы не привлечь нежелательное внимание.
- Куда мы отсюда поедем? – спросил он.
- Не знаю, - покачала она головой. – Наверное, у Чарли есть какой-то план… У него всегда есть какой-нибудь план.
- Чарли, - повторил Фаррелл. – Он инсценировал свою смерть, чтобы больше не работать на организацию?
- Я инсценировала его смерть, - уточнила она. – Они организовали покушение на его жену и детей, к счастью неудачно. После этого он принял окончательное решение уйти.
- Жену и детей? – удивленно переспросил Колин.
- Да, - ответила Эмилия. – Моя мать умерла от рака, когда мне было двенадцать. Через одиннадцать лет после ее смерти он, наконец, решился жениться во второй раз. У них двое сыновей – мои единокровные братья.
- И где они сейчас?
- Там, где до них не доберутся. Это длинная история, если выберемся отсюда живыми, я расскажу.
- Как история с Алеком? – осторожно спросил Колин.
- Почти, - проронила она через минуту. – Идем быстрее, мы теряем слишком много драгоценного времени.

Впереди показался вход в парковку, и они ускорили шаг. Как и обещал Чарльз, там действительно царила суматоха. Люди хаотично подбегали к своим автомобилям, стремясь поскорее уехать прочь. Некоторые кричали и вызывали о помощи. Протискиваясь свозь паниковавшую толпу, Колин и Эмми искали глазами машину.
- Там! – крикнула она, указывая рукой на черный Шевроле.

Они были уже почти возле автомобиля, когда Эмилия неожиданно замерла на месте.
- Вот, дьявол! – сокрушенно обронила она.
- Что случилось? – с тревогой спросил Фаррелл и, проследив ее взгляд, увидел пробитые выстрелами покрышки автомобиля.
- Нет! – в отчаянии пробормотал он.
- Пошли! – она схватила его за руку и потянула в обратном направлении. – Надо смешаться с…

Раздавшиеся им в спину выстрелы не дали ей договорить. Пригнувшись к земле, они попытались пробраться сквозь толпу, но после выстрелов суматоха на парковке превратилась в полный неуправляемый хаос. Понимая, что в такой обстановке они могут легко потерять друг друга, Колин притянул Эмилию к себе. Раздалось еще несколько выстрелов, а вслед истошные крики.
- Наверху! – Эмми попыталась перекричать царивший вокруг шум и крики. – Они стреляют сверху!
В ответ Колин лишь крепче прижал ее к себе и начал прокладывать им дорогу к выходу с парковки. В какое-то мгновение он увидел, что ему дорогу перегородило лежавшее на земле тело человека с простреленной головой. Он замер, но напор толпы сзади едва не сбил его и Эмилию с ног. Фаррелл был вынужден идти дальше и почувствовал, что наступил на руку мертвецу. «Если ад существует, он наверное выглядит именно так!» - мелькнула в его голове мучительная мысль.

Выстрелы прекратились, но люди продолжали в страхе метаться и кричать. Оглушительно выла сирена. Голос полицейского, тонувший в шуме, тщетно призывал людей к порядку. Отбиваясь и отпихивая всех, кто попадался им по дороге, Колин с Эмилией медленно пробивались к выходу. Казалось еще немого, и им удастся выбраться из этого кошмара. Хотя не было никакой уверенности, что за пределами парковки их не поджидали убийцы. Внезапно у самого выхода дорогу им преградил какой-то мужчина. Он был явно не в себе и что-то возбужденно кричал.
- Прочь! – приказал ему Фаррелл.
Но находившийся в состоянии аффекта человек даже не услышал его. Отпустив Эмилию, ирландец размахнулся и изо всех сил ударил его в лицо. Не ожидавший подобного, мужчина повалился на землю, но к несчастью это заметил находившийся поблизости один из полицейских.
- Стой! – закричал он и побежал в их сторону.
- Бежим! – Эмми вцепилась в руку Колину, и они бросились прочь с парковки.
- Стойте! – раздался у них за спиной голос полицейского. – Я буду стрелять!
- Не останавливайся! – прокричала Колину Эмилия. – Только не останавливайся!

Они побежали вдоль улицы, прекрасно понимая, что превращаются в идеальные мишени, как для преследовавшего их копа, так и для убийц, если только первый не принадлежал к числу последних. Чудом увернувшись от пуль пытавшегося остановить их полицейского, они забежали за угол ближайшего здания и нырнули в грязный узкий подъезд.
- Они все равно нас найдет! – шепнул Колин.
- Придется его убить! – также тихо ответила она и вытащила пистолет.
- А может, попытаться с ним поговорить? – спросил он.
- Это равноценно самоубийству, - покачала она головой. – Пока он нас арестует и довезет до участка, нас пристрелят либо здесь, либо по дороге, либо уже в камере.
Эмилия аккуратно высунула дуло пистолета из-за дверного проема и замерла в ожидании, пока полицейский приблизится. Прошла мучительно долгая минута, а его все не было. На улице воцарилась подозрительная тишина, словно обозленный коп с пистолетом внезапно куда-то исчез.
- Где он?! – шепотом спросил Фаррелл.
- Не знаю, - покачала она головой.

В это минуту до их ушей донесся звук подъезжающего автомобиля. Из своего убежища они заметили переднюю часть остановившегося светлого внедорожника, покрытого дорожной пылью. Хлопнула дверца, и послышались размеренные шаги. Приблизившись к подъезду, в котором они прятались, человек остановился.
- Их было пятеро, - раздался тихий знакомый голос. – Они просто расстреливали толпу, потому что знали, что вы были там.

Эмилия закрыла глаза и медленно опустила пистолет. В тот момент она была рада, что Колин стоял за ее спиной и не мог видеть невольные слезы, которые навернулись ей на глаза. Она приложила усилие, взяла себя в руки и спрятала оружие.
- Где полицейский, который гнался за нами? – спокойно спросила она, выходя из убежища.
- Я его отвлек, - улыбнулся в ответ Алек.
- Отвлек? – сразу же узнав голос, Колин вышел вслед за Эмилией. – То есть, как обычно, пристрелил? – усмехнулся он.
- Нет, - покачал головой Алек. – Я дал себе слово никогда не стрелять в полицейских.
«Ну да, - мысленно поддакнул ему Фаррелл, - и в президентов».


Глава 13
Танец смерти


Колин с трудом открыл глаза и увидел серый потолок номера в мотеле. Он не спал и не ел почти сутки. От усталости и нервного перенапряжения он даже не помнил, как они доехали до мотеля и сняли комнаты. Повернув голову, Фаррелл увидел Чарли Бланта, развалившегося в кресле в дальнем углу. Его голова была откинута на спинку, а глаза закрыты.

Приложив усилие, Колин поднялся и сел на кровати. Оглядев себя, он понял, что свалился и заснул, даже не сняв куртки. Желудок сводило от голода, а в висках пульсировала навязчивая глухая боль. Воспоминания о прошедших событиях накатывались на него по мере прояснения сознания и наваливались почти неподъемной тяжестью.

- Ты уже проснулся? – послышался за его спиной голос Бланта. – Прошло всего часов пять. Я бы на твоем месте поспал еще.
- Не спится… - глухо обронил Колин. – Голова болит.
- Тебе бы врачу показаться надо. Как-никак был в самом эпицентре взрыва.
- Я в порядке, - возразил он. – Где Эмилия и Алек?
- Спят в соседнем номере.

Фаррелл повернулся и посмотрел на Чарльза.
- Мне надо в душ, - проговорил он, поднимаясь на ноги.
- Дверь справа от тебя, - ответил Блант.

Скинув грязную куртку и испачканный кровью свитер, Колин замер на месте.
- Я не очень люблю аллегории, - произнес он. – Но мне интересно, как долго он еще будет длиться?
- Он это кто? – спросил его собеседник.
- Танец смерти, - задумчиво ответил актер. – Она словно играет со мной в кошки-мышки, наслаждаясь моими жалкими попытками вырваться из ловушки, которая возможно уже давно захлопнулась.
- Неверная аллегория, - покачал головой Блант. – Смерть не играет с тобой и не жаждет заполучить тебя хотя бы потому, что ты все равно рано или поздно повстречаешься с ней. Многие этого не понимают, но смерть сострадательна и смиренна. Она не только отнимает, но и освобождает. Спроси об этом Эмми. Она знает о смерти все.
- А от чего освободили моих ни в чем не повинных друзей?
- Ну, мы еще не знаем, мертвы ли они…
- А кто знает?! Розарио Доусон кстати мертва.

Блант ответил не сразу.
- Мой ответ вряд ли придется тебе по вкусу, - произнес он. – Лучше иди в душ.

Колин отшвырнул грязную одежду и направился в ванную комнату. Встав под струи горячей воды, он ощутил внезапный прилив сил. Боль перестала пульсировать в висках, и единственным неприятным ощущением остался только голод.

Когда он вернулся в комнату, Чарльз по-прежнему сидел в кресле.
- Соседний номер справа или слева? – спросил Фаррелл без предисловий.
- Если ты не спишь, это не значит, что все остальные тоже должны бодрствовать, - отозвался бывший агент.
- Так справа или слева?
- Справа, - усмехнулся Блант.

Колин вышел из комнаты и, подойдя к соседней двери, негромко постучал. Прождав пять минут и не дождавшись ответа, он медленно нажал на дверную ручку, убеждаясь, что дверь заперта. Постучав еще раз, уже более настойчиво, он начал нетерпеливо озираться по сторонам. Вокруг был пустой коридор с грязными облупленными стенами. Фаррелл не особо представлял, где находился мотель, но предполагал, что скорей всего это была окраина Нью-Джерси.

- Эмилия! – громко постучал он, так и не дождавшись ответа.
Замок скрипнул, и на пороге показался Алек с заспанными глазами.
- Не надо так кричать…
- Где Эмилия? – спросил Колин, входя в номер.
- Она спит, - ответил Алек, скрестив руки на груди. – Я думал, ты тоже спишь.
- Уже выспался, - отозвался Фаррелл, глядя на Эмми, которая спала одетая, прикрывшись одеялом.
Разбуженная приходом актера, она открыла на глаза и села на кровати.
- Что-то случилось? – она с тревогой посмотрела на обоих мужчин.
- Нет, - покачал головой Колин. – Я просто хотел узнать, в порядке ли ты.
- Я в порядке, - ответила она. – Вообще-то я спала.
- Да, знаю… Но уже поздно… Я хотел предложить вам поесть где-нибудь. Который час? – он повернулся к Алеку.
- Почти восемь вечера, - ответил тот, посмотрев на часы на запястье.
- Тем более, - улыбнулся Фаррелл. – Самое время подкрепиться.

С минуту Эмилия пристально смотрела на него.
- Спасибо, - произнесла она. – Но если выбирать между сном и пищей я выберу сон. Поужинай с Чарли. Мы присоединимся к вам позже, - она легла обратно и укуталась в одеяло.

В надежде, что она передумает, Колин постоял еще пару минут, наблюдая за ней.
- Эмми мне все рассказала… - повернулся он к Алеку. – В смысле про тебя.
- Хорошо, - пожал тот плечами в ответ.
- Но я помню правило – никаких вопросов.
- Так будет лучше.
- Да, наверное, - Фаррелл сделал несколько шагов к двери. – Я тогда пойду, перекушу где-нибудь с Чарльзом, - обронил он.
- На первом этаже есть бар, - заметил Алек.

Колин кивнул в ответ и, отчаявшись дождаться того, что Эмилия все-таки встанет и решит поужинать в его компании, направился к выходу.

***
Блант посмотрел на полную тарелку, лежавшую перед Колином, а потом поднял глаза на самого актера, задумчиво смотревшего куда-то вдаль.
- Мне казалось, ты голоден, - заметил Чарльз.
Оторвавшись от размышлений, Фаррелл перевел на него рассеянный взгляд.
- Я думал… - проговорил он, беря в руки вилку.
- О чем?
- О том, что случилось за все эти годы… О людях, которых считал своими друзьями, но с которыми мало общался, находя для этого глупые оправдания… Я лишь один раз поехал в Париж, на концерт Джареда. Мы потом сидели в ресторане отеля, в котором он остановился. И знаешь что?
- Что? – с интересом спросил Блант.
- Я рассказывал ему о тебе, и об Эмилии, - губы Колина тронула улыбка, полная горечи. – Я тогда не знал, кто ты такой на самом деле, думал, что тебя зовут Реджинальд Гловер и что ты торгуешь антиквариатом. Я пригласил Эмми на ланч, не подозревая, что она твоя дочь, а заметив за поясом ее брюк пистолет, решил, что она наемная убийца… Как глупо, - он перестал улыбаться. – Если бы Джаред был сейчас здесь, я бы рассказал ему, каким был дураком.
- Ты не был дураком, Колин, - возразил Блант. – Тогда, четыре года назад, я был вынужден прятаться.
- Потому что ваша организация хотела убить твою жену и детей? – внимательно посмотрел на него Фаррелл.
- Эмми успела тебе все рассказать? – поднял бровь Чарльз.
- Не все. Только то, что твоей семье угрожали, и она инсценировала вашу смерть.
- Да, - вздохнул Блант. – Произошел неприятный инцидент, и тогда в Оклахоме я действительно старался смешаться с толпой, потому что еще не был полностью уверен, что дорогим мне людям ничего не угрожает.
- А сейчас?
- Сейчас я за них уже так сильно не беспокоюсь. Они в безопасности, и за ними присматривают.
- А Эмми? Разве она не твоя семья?
- Знаешь… Если Эмми тоже было бы лет пять или шесть, как тогда моим сыновьям, возможно я еще и мог бы ее куда-нибудь отправить, как и их. Но убедить взрослую дочь в том, что она должна исчезнуть, тем более Эмилию… - он сделал паузу. – Да и что врать? Тогда я очень нуждался в ее помощи. Она можно сказать подставила саму себя, взяла на себя всю тяжесть того, что тогда произошло. Она и Алек. Именно поэтому я не собираюсь отсиживаться где-то, зная, что вашим жизням грозит опасность. Я уже сказал Эмми, сейчас я действительно готов умереть.
- А как же семья?
- Им будет гораздо лучше без меня. Мальчики вырастут, получат хорошее образование, устроят свою жизнь. Рядом со мной их ждет та же участь, что постигла Эмми: одиночество, отчаяние и жизнь под постоянной угрозой. Я сам виноват в том, как сложилась судьба моей дочери. Когда она окончила медицинский университет, это я убедил ее пойти работать на спецслужбы. Думаешь, ей хотелось быть патологоанатомом и ковыряться в трупах? Ничего подобного! Она хотела быть педиатром и лечить детей! Она всегда очень любила детей и мечтала иметь своих. Но я подумал, что это слишком опасно. С моей работой ее могли легко использовать как рычаг давления на меня, и я решил, что она должна быть рядом, под контролем, в безопасности. Единственным вариантом было устроить ее на работу в организацию, но им не нужны были врачи. Была вакансия в лаборатории, и я ее убедил… - Блант умолк.
- Ты хотел защитить ее, - проговорил Колин.
- Ну да, - обронил его собеседник. – Или себя, прикрыть, так сказать, тылы. Жизнь наказала меня за то, что я сделал со своей дочерью. Она лишила меня всего, превратила в призрака, который блуждает вокруг тех, кто ему дорог, но не может к ним приблизиться. Это расплата за мою самонадеянность.
- Но ведь можно что-то еще изменить?
- Если и да, то я сделаю ради этого все, возможное и невозможное, - Блант пристально на него посмотрел. - Да и… насчет твоих друзей. Я думаю, ты не должен отчаиваться до тех пор, пока не будешь знать наверняка, что они погибли.
- А что, разве есть еще надежда? – с горечью усмехнулся Колин. – Их увезли убийцы. Как думаешь, что с ними сейчас делают?
- Ну… - задумался Блант.
- Что?
- Все равно, не надо считать их мертвыми, пока не убедишься в этом.
Фаррелл ничего не ответил и лишь покачал головой.
- Ты говорил, у тебя есть идея, как все это прекратить, - заговорил он через некоторое время. – Что за идея?
- Она тебе не понравится, - Блант сделал несколько глотков содовой из бутылки.
- Мне много чего не нравится, - хмуро парировал актер. – Говори.
- Давай дождемся Эмми, и я все расскажу.
- Учитывая, что она сейчас спит в одном номере со своим любимым ручным убийцей Кеннеди, появится она еще не скоро.
Чарльз рассмеялся в ответ.
- Ну не надо, не надо быть таким злобным!
- Я не злобный, я реалист!
- Сейчас тобою управляет вовсе не реализм.
- Откуда ты знаешь, что сейчас мною управляет, черти тебя подери, Блант?! – воскликнул Колин. – Подожди… В тот день в Оклахома-Сити, когда ты пригласил меня заехать в твой магазин, ты ведь знал, что приедут Эмми с Алеком.
- Ну и что?
- Ты нас с ней специально познакомил.
- Ладно, ладно, - снова расплылся в улыбке Чарльз. – Да, водится за мной такой грешок, я позвал тебя специально, чтобы с ней познакомить.
- Зачем?
- Хотел сделать приятное дочери. Я подумал, это будет круто, если она познакомится с Голливудской звездой. Такое ведь не каждой девчонке удается.
- Я понял, ты решил пополнить ее коллекцию знаменитостей.
- Нет, не так. Да и потом, не познакомь я вас тогда, сейчас ты был бы давно мертв.

Ничего не ответив, Колин тяжело выдохнул и откинулся на спинку стула.
- Знаешь, - снова тихо заговорил Чарльз. – Это я раньше думал, что могу управлять чьими-то жизнями, направлять их в желаемое для меня русло. Я был так глуп и самонадеян. Я совершил столько ошибок, и когда моя собственная жизнь ткнула меня носом в дерьмо, я понял каким идиотом я был. Это было как прозрение. Я не смогу тебе сейчас это объяснить, но однажды ты тоже это поймешь.
- Пойму что? – буркнул Фаррелл.
- То, что от предначертанного никуда не денешься. Даже если ты самый крутой и самонадеянный умник.
- А как насчет того умника, который убил моих друзей? – вновь придвинулся к столу Фаррелл. – Который приказал положить бомбу в сумку Розарио! Что предначертано ему?! Сколько времени этот человек безнаказанно творит зло, и с ним ничего не происходит! И после этого, ты говоришь, что я должен что-то понять?! Я ничего не собираюсь понимать, Блант! Слышишь? Я…
- Кажется мы вовремя, - раздавшийся рядом голос Эмилии заставил ему умолкнуть и резко повернуться. – Иначе эти двое сейчас поубивают друг друга.
- Солнышко, ты же знаешь, что я на подобное не способен, - широко улыбнулся в ответ Чарльз. – Присаживайтесь, мы как раз вас ждали.

Алек молча подвинул два стула для себя и Эмилии. Дождавшись, пока она сядет, он сел рядом, уже привычным жестом опустив на пол подле себя свой небольшой кожаный чемодан. Молча наблюдая за ним, Колин сглотнул. Теперь он уже знал, что находилось в этом чемодане.

Тем временем Эмилия, заметив почти полные тарелки, лежавшие перед Фарреллом и Блантом, удивленно подняла брови.
- Я думала, вы оба умираете с голоду.
- Аппетит пропал, - буркнул Колин. – У них в меню есть пицца. Заказать? – предложил он.
- Да, это было бы здорово, - улыбнулась она. – Спасибо.
- Я сейчас, - он поднялся и направился к стойке.
- Что случилось? – Эмми напряженно посмотрела на отца, когда он отошел.
- Угадай с трех раз, солнышко. Когда мы сюда приехали, я намекал тебе этого не делать.
- Я ничего не понимаю. На что ты мне намекал?!
В ответ Чарльз многозначительно посмотрел на дочь.
- Ты уже не маленькая, могла бы и догадаться, - заметил он. – Может, ты ей объяснишь? – обратился он к Алеку.
- Все! Хватит! Я больше ничего не хочу об этом слышать, - отрезала Эмилия.
- Они сейчас принесут, - вернулся на свое место Колин. – Пицца с курицей, грибами и моцареллой. А еще я заказал колу. Алек, - он посмотрел на молодого человека. – Ты ведь любишь пиццу?
- У меня нет особых предпочтений в кулинарии, - осторожно отозвался тот. – Я с удовольствием съем пиццу.
- Вот и отлично, - Фаррелл скрестил руки на груди и откинулся на спинку стула. – А сейчас мы послушаем Чарли.
- Моя болтовня тебе еще не надоела? – сделал несчастное выражение лица Блант.
- Я хочу, чтобы ты сказал, как можно остановить весь этот кошмар, - ответил Колин. – Я весь во внимании и я готов пойти на что угодно, чтобы все это, наконец, закончилось.

Чарльз некоторое время медлил.
- У любой проблемы есть ключ, - начал он приглушенным тоном. – То, что начало этот безумный, как ты выразился, танец смерти, может его и остановить.
- Я не понимаю, - нахмурился Колин.
- Тот человек, который навещал Афнада в тюрьме, русский. Я навел на него справки и выяснил кто он. Он не террорист, не убийца. Он просто человек, который искал кого-то, кто бы его выслушал и понял. Ему, также как и вам, не повезло нарваться на Афнада, который вступил с ним в диалог на каком-то религиозном форуме. Потом они начали переписываться по электронной почте, и этот человек решил, что нашел единомышленника, того, кто поможет ему донести до людей свои истины. Тогда он приехал в Америку, устроился здесь на работу и начал общаться с Афнадом уже лично. Я даже допускаю, что он и не подозревал на самом деле, в чьи сети попал. Тот призыв покарать грешных киношников за оскорбление образа, который был для него священен, скорей всего был лишь эмоциональным всплеском, который Афнад решил использовать, чтобы поразвлечься.
- Почему ты так уверен, что это был лишь эмоциональный всплеск? – ледяным тоном спросил Колин.
- У меня свои источники, Фаррелл. Я изучил всю жизнь этого человека. Я уже знаю, что он обычно ест на завтрак, обед и ужин, куда ходит и с кем общается. Я навел все эти справки когда искал способ спасти твою жизнь. Этот человек сам по себе никогда не представлял опасности для общества, ни разу не был под следствием или судим. Он попал в поле зрения спецслужб после знакомства с Афнадом. Один мой хороший знакомый выудил всю их электронную переписку и аудио записи встреч в тюрьме. Я прочел все от буквы до буквы. Прослушал каждый разговор. То, что случилось – недоразумение, а этот человек – ключ к решению твоей проблемы.
- К чему ты клонишь? – Колин почувствовал, как напрягся всем телом.
- После того, как Афнад вышел из тюрьмы, они продолжили общаться. Судя по всему после первого убийства этот русский осознал, что открыл ящик Пандоры. Он также понял, что ссориться с Афнадом будет стоить ему жизни, и предпочел просто уехать. Хотя я знаю, что Афнад продолжает ему писать. И он рассказывает ему о своих кровавых достижениях, так что, уверен, этот человек уже в полной мере погрузился в тот кошмар, причиной которого стал. Я знаю, где он сейчас… - Блант сделал паузу. – Конечно, я не могу дать никаких гарантий. Я ничего не могу тебе обещать. План, как обычно хреновый, и не факт, что сработает, но это единственное, что я могу тебе предложить.
- Говори… - обронил Колин.
- Я могу попытаться устроить тебе встречу с этим человеком. Ты можешь поехать к нему и поговорить…
- Что?! – перебил его Фаррелл. – Поговорить?!
- Да, убедить его остановить Афнада.
- Думаешь, Афнад послушает его и остановится? – с сомнением спросила Эмилия.
- Нет, - посмотрел на нее Чарльз. – Скорей всего не послушает и не остановится. Но это единственное, что можно предпринять в сложившейся ситуации.
- Если все равно ничего не выйдет, какого черта я должен унижаться перед ним?! – раздражённо спросил Колин. – Из-за его непонятных убеждений и предрассудков погибли ни в чем не повинные люди! Мои друзья! Те, кто был мне дорог! И я еще должен его в чем-то убеждать?!
- Я предупреждал, что моя идея тебе не понравится…
- Может, мне еще извиниться перед ним?!
- Это, между прочим, вариант, - со всей серьезностью ответил Блант.
- Ты смеешься?! – Колин почувствовал, что начал терять самообладание.
- Я пытаюсь тебя спасти, - спокойно возразил его собеседник. – Тебя и тех людей, до кого еще не добрались. Ты можешь не соглашаться прямо сейчас. Подумай пару дней или сколько еще тебе нужно. Только учти, каждый упущенный час может стоить кому-то жизни, впрочем, как и всем нам.

Колин облокотился локтями об стол и закрыл руками лицо. Затея Бланта была абсурдной до безумия. Он и представить не мог, что кто-то предложит ему общаться с человеком, виновным во всех его злоключениях, и еще упрашивать его пощадить его жизнь. Фарреллу казалось, что он вот-вот взорвется от негодования и злости. Едва сдерживаясь, он продолжал сидеть молча, в надежде, что его гнев уляжется, и он не набьет морду Бланту.

Видя его состояние, Эмилия и Алек не произносили ни слова. Молоденькая официантка подошла к их столику и положила перед ними две пиццы и несколько банок с колой.
- Приятного аппетита, - улыбнулась она и удалились.

В молчании, нарушаемом тихой мелодией, игравшей в баре, и едва слышной беседой нескольких посетителей, протекло десять мучительных минут.

- Поешь, - Эмилия придвинула пиццу к Алеку.
Он с сомнением посмотрел на нее в ответ, но возразить не решился. Однако прежде, чем он успел прикоснуться к еде, Колин, как ни в чем не бывало, убрал руки от лица, разрезал пиццу и положил один кусок ему на тарелку и на тарелку Эмми.
- Лучше съесть ее, пока она не остыла, - заметил он.

С минуту Эмилия внимательно смотрела на него.
- Тебе не обязательно сидеть здесь с нами, - тихо проговорила она. – Иди, если хочешь.

Поймав ее взгляд, Колин хотел было что-то сказать, но издав ни звука, поднялся и пошел прочь из бара.

Продолжение следует…

@темы: Colin Farrell, Jared Leto, фанфики

   

Colin Fucking Farrell

главная